Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Categories:

История: ступени посвящения. Часть 8. Секрет, который знал Сталин.

Собственно говоря, Сталин знал два секрета. Первый секрет он скорее всего сначала ПОНЯЛ, а потом ПРОЧУВСТВОВАЛ всем своим существом. Второй секрет он скорее всего сначала ПРОЧУВСТВОВАЛ, а потом ПОНЯЛ.

    

ПОНИМАНИЕ первого секрета могло произойти еще в Тифлисской духовной семинарии, вернее, в том нелегальном кружке семинаристов, в котором читали и обсуждали марксистскую литературу. Встав умом на первую ступень марксизма, Сталин понял, ЧТО ТАКОЕ ПОЛИТИКА.

     Если сегодня провести так называемый "контент-анализ" и на основании массы современных статей и выступлений попытаться дать определение слову "политика", то мы увидим, что это слово ныне и в народе, и среди самих политиков означает СОВОКУПНОСТЬ ИНТРИГ В ОРГАНАХ ВЛАСТИ И СОПРОВОЖДАЮЩУЮ ЭТИ ИНТРИГИ ПРОПАГАНДИСТСКУЮ ТРЕСКОТНЮ.

     А для недоучившегося семинариста и потом для императора всея Руси Сталина политика означала ДВИЖЕНИЯ И СТОЛКНОВЕНИЯ БОЛЬШИХ МАСС ЛЮДЕЙ.

     С ТАКИМ пониманием Сталину не нужно было становиться депутатом, чтобы заняться политикой. Ему даже семинарию для этого не требовалось заканчивать! Он просто стал ходить к тифлисским рабочим и пытаться их "агитировать". Уже с этого момента он - ПОЛИТИК. Своей агитацией он пытался воздействовать на огромную массу людей и повернуть Историю. И наверняка почувствовал НЕСОПОСТАВИМОСТЬ своих усилий как агитатора с масштабностью задачи. Но через несколько лет разразилась революция 1905 года - и Сталин наверняка увидел еще и НЕСОПОСТАВИМОСТЬ мощного стихийного движения огромных масс людей попыткам как-то воздействовать на движение со стороны отдельных партий, групп и тем более лиц. Познакомившись с массой в статическом и потом в динамическом состоянии, Сталин ПРОЧУВСТВОВАЛ всю неимоверную толщу этой массы, понял, что у нее есть потенциальная и кинетическая энергия.

     Со временем способность предвидеть и ПРЕДЧУВСТВОВАТЬ движения больших масс людей приобрело у Сталина и вообще у партии большевиков ФЕНОМЕНАЛЬНЫЙ характер. Летом 1917 года в двухмиллионном Петрограде по инициативе роты пулеметного полка происходит МИЛЛИОННАЯ(!) ВООРУЖЕННАЯ(!)демонстрация с лозунгами свержения кабинета министров. Как ДОЛЖНЫ были повести себя те, кто десятилетия ждал революции в тюрьмах, ссылках, в эмиграции? На ум приходит вышеописанный "Совет" у Рохлина. И еще вспоминается октябрь 1993 года, когда очень многие достойные люди не удержались и, очертя голову, ввязались в разборку между Ельциным и Хасбулатовым-Руцким. А вот большевики в тот момент выступили ПРОТИВ проведения этой демонстрации. Они понимали и чувствовали динамику настроений не только в столице, но и на фронте и по всей стране. И вот, в частности, почему во Франции Парижская коммуна продержалась семьдесят дней, а в России Советская власть продержалась семь десятилетий.

    Во время гражданской войны "военспецы" разработали гениальный план разгрома Деникина фланговым ударом из-под Царицына по наступавшим деникинским войскам. Сталин своей властью отверг этот план и объяснил свое решение в коротенькой записке Ленину: Военспецы не понимают ГЛАВНОГО - гражданского характера войны. Там, где у военспецов были "фронт", "тыл" и "фланги" - там у Сталина были казаки и казачьи станицы с народом, враждебно настроенным к Советской власти. Сталин в отличие от военспецов мог представить себе картину вторжения большой массы красноармейцев в такие вот станицы и неизбежного многократного усиления желания драться и мстить у массы казаков в армии Деникина. А прямой удар в направлении Ростова-на-Дону, - так размышляет он в записке Ленину, - приведет нас туда, где нас ждут.

     Весной 1941 года многие военные гении назойливо требовали двинуть побольше резервов к западной границе СССР в связи с ожидавшимся с запада нападением. То есть направить чуть ли не все резервы туда, где они неизбежно погибли бы от мощного таранного удара уже разогнавшейся военной машины всей объединенной (при Гитлере) Европы. Один из гениев, больше всех настаивавший на таком вот "решении", в своих "Воспоминаниях и размышлениях" нашел-таки полпредложения и словно сквозь зубы процедил, ЧТО произошло бы в случае реализации его "плана". "Возможно, обстановка была бы еще сложнее", - выдавил из себя гениальный полководец.

     Что же давало Сталину возможность быть умнее военспецов и полководцев? - Да вот все то же знание первого секрета. Он знал, что такое политика и острейшая форма политики, когда речь идет о прямом вооруженном столкновении больших масс людей. Там, где у Жукова воевали фронты и дивизии - там у Сталина происходило столкновение огромных масс людей. А умение просчитать и прочувствовать потенциальную и кинетическую энергию каждой из столкнувшихся масс у Сталина, повторим, было феноменальным результатом сплава знаний и опыта ЛИЧНОЙ борьбы то с инерцией покоя, то с инерцией движения масс.

     Второй секрет Сталин скорее всего сначала ПРОЧУВСТВОВАЛ, а потом ПОНЯЛ. Выросший на Кавказе - в этом регионе средоточия разных наций и народностей - Сталин подобно большинству даже и нынешних кавказцев всегда обращал внимание на национальность человека, группы лиц, большой массы людей. А в 1913 году он уже ЗНАЛ, что такое "нация". В своей работе "Марксизм и национальный вопрос" он выделил СУЩЕСТВЕННЫЕ признаки понятия "нация". Что значит "существенный" признак? - Это такое свойство, без которого нет вещи или понятия. У исторически сложившейся общности людей, называемой "нация", - четыре существенных признака: 1)общность языка, 2)общность территории, 3)общность экономической жизни, 4)общность психического склада, "проявляющегося в общности культуры".  

     Прежде всего, обратим ПОКА внимание только на четвертый признак. И, во-вторых, опустим слова о "культуре", выделенные курсивом. Они являются обычной тавтологической заменой одного непонятного термина (в данном случае "психический склад" на другой, еще менее понятный термин (в данном случае "культура"). Видимо, Сталин как марксист и тем самым сторонник классового подхода предвидел возражения со стороны коллег: какая к черту общность психического склада, когда нации разделены на классы! Вы о чем, Иосиф Виссарионович? А так, "заземлив" "психический склад" на "культуру", Сталин не выглядел вероотступником.

     Однако и впрямь: что это за "общность психического склада" такая? Вот, говорят, что русские склонны к "общинному коллективизму" и еще к какой-то непонятной "соборности". А мне пришлось наблюдать за многими русскими, переехавшими на жительство из Сибири в подмосковные области. ВСЕ они говорили, что здесь совсем другой народ, чем в Сибири, что здесь "каждый сам по себе" и "себе на уме", что приходится словно среди совсем другой нации привыкать жить. А различия между сельчанами и горожанами? По своему опыту рискну утверждать: переезд на жительство из села в город для КАЖДОГО молодого человека означает настоящую ломку характера, "психического склада". А ведь мы еще не заговорили о различиях профессиональных групп и классов! И как же в таком океане различий уловить вот эту национальную "общность психического склада"? Да существует ли такая общность вообще, не бред ли все эти разговоры о "национальных характерах"?!

     Лично я сомневался в существовании "психического склада нации" (=национального характера), и мои сомнения только усиливались от трудов и лекций разных "духовных" публицистов. Эти последние интересны не тем, что они пишут о "русском духе", а сами по себе - как воплощение русских типов вроде маниловых, хлестаковых и в особенности обломовых. Но в семидесятые годы я прочитал НЕ изданный и поныне на русском языке труд выдающегося немецкого исследователя "народных душ", представителя "антропософского" направления философской и гуманистической мысли Герберта Хаана. После этого все сомнения у меня исчезли. Тем, у кого сомнения по понятным причинам все еще остаются, я могу рекомендовать первые семь глав помещенной здесь же на моем сайте Интернет-публикации "Россия и зеркало Герберта Хаана".

     К сожалению, в упомянутой Интернет-публикации я не ответил на еще один вопрос, который вполне может появиться у пытливых и дотошных читателей. Такие читатели, даже согласившись с наличием у нации психического склада (=национального характера), тем не менее заметят: чаще всего в рассуждениях об этих "материях" говорят, например, так: русские жили при таких-то и таких-то геоисторических условиях, ПОЭТОМУ они…. Но если постоянно звучит вот это «поэтому», то для чего общность психического склада указана в качестве САМОСТОЯТЕЛЬНОГО признака? Вот в геометрии Эвклида восемь постулатов. Теорема Пифагора в их число не входит. Почему? Потому что теорема Пифагора ВЫВОДИТСЯ из восьми постулатов как их следствие. А национальный характер из первых трех существенных признаков нации не выводится? Если выводится, то Сталин произвольно расширил определение и включил в него НЕСУЩЕСТВЕННЫЙ, функционально производный признак. А если НЕ ВЫВОДИТСЯ либо выводится не вполне, то у нацхарактеров должны быть свои законы и алгоритмы существования и развития.
      На мой взгляд, огромная заслуга Герберта Хаана еще и в том, что он на многих примерах показал: национальные характеры имеют свою собственную логику и направление развития. Общее для всех направление – от интеллекта и чувств, буквально растворенных в коллективном интеллекте и в коллективных чувствах, к сознанию и к эмоциональной сфере развитой индивидуальности. Это особенно хорошо показано на примере испанцев, финнов и особенно норвежцев. В этом контексте поистине огромна фигура ибсеновского Пер Гюнта, ум которого вначале настолько коллективен, что Пер Гюнт просто принимает похождения кого-то другого за свои собственные и совершенно искренне рассказывает о них своей матери. А в конце пьесы речь идет о человеке, которого только вмешательство солнечной девушки может вытащить из настоящей трагедии индивидуализма. Может. Но ведь и песни Сольвейг – не более чем колыбельный дурман. Это признает и Герберт Хаан. И вот этот великий исследователь по сути дает огромный аванс нам, русским, заявляя, что драму Пер Гюнта способны разрешить русские. Что русские ТОЖЕ СТАНУТ ИНДИВИДУАЛИСТАМИ, но не в смысле английского всегда заглавного «Я», а в рамках русского «Мы» с большой буквы.
        Однако не торопитесь радоваться и воздавать хвалу русскому коллективизму! Лучше вдумайтесь в один неопровержимый факт:
        Это миф, что русские уважают "ратный труд" и с благоговением относятся к военным подвигам своих предков! У русских только единицы способны сегодня внятно ответить на вопрос: участвовал ли кто-либо из их предков в наполеоновских войнах? Только единицы уверенно скажут, был или не был их прадед на Бородинском поле. Почему? В данном случае это следствие той самой растворенности интеллектуальной и чувственной сферы в коллективно-общинной субстанции. Следствие того, что человек и себя-то плохо вычленяет из общины, не то что родственников. Для него существует только община, а не свои родственники. Интерес к своим «генам» - это уже свойство развитой индивидуальности.
       Теперь считаем: с Бородинского сражения прошло около двух веков. А в 2145 году пройдет столько же времени от нашей великой Победы. Только не надо говорить, что здесь будут что-то значить фильмы, книги, пропаганда и т.д.! Фильмов, книг, памятников и пропаганды у нас и про Бородино достаточно. А русские люди все это читают и смотрят, но даже не ставят вопрос о деяниях СВОЕГО собственного рода в ту славную эпоху. Получается, что так будет и в 2145 году с темой Великой Отечественной войны?
        Уже не захотелось быть столь уж коллективным нараспашку? Но это лично Вы не захотели, а национальный характер может Вас к этому ПРИНУДИТЬ. Вот на форуме в Интернете заспорили два товарища. Прозвучал упрек типа «много слов, да мало дела». В ответ товарищ рассказал о своих нелегких и немалых делах. И получил ответ: «А чего ты хвастаешься!» Чего ты со своим суконным индивидуальным рылом в наш коллективистский калашный ряд, а?
        Может быть, Вам приходилось участвовать в обычных для 70-80 годов собраниях, когда повестка начиналась со слов «О моральном облике коммуниста товарища…». Для незнающих или подзабывших напоминаю: речь шла о «залетевших на бабе». И вот уж где индивидуальность человека буквально растворялась в соляной кислоте «коллективистских» оценок!
      А теперь возьмем программу, написанную не кем-нибудь, а заместителем Г.А.Зюганова. И узнаем из нее, что этот вот заместитель мечтает о «нравственной цензуре» и уже запланировал привлечь туда попов.
      А другое лицо из руководства компартии, бывшее даже кандидатом в президенты вместо Г.А.Зюганова, знаете чем обеспокоилось? Тем, что кто-то там проявляет индивидуализм и вывешивает государственные флаги РФ на бензоколонках! Не высовывайся, индивидуум!
     Давайте признаем очевидное: компартия ведет критику существующего строя с позиций коллективизма, в котором личность просто растворялась. Но в таком случае эта критика противоречит объективным тенденциям развития национального характера. Поэтому она исторически обречена. Допустим, передадут сейчас по телевизору что-нибудь сногсшибательное - например, о высадке инопланетян. Вы бросите свои дела, инстинкт поведет Вас на площадь обсуждать эту новость с "народом"? А вот еще в начале шестидесятых годов, узнав про Гагарина, все вышли! Эта коллективистская психика - факт истории, ее надо уважать и понимать. Но ее кризис пришелся на конец восьмидесятых годов двадцатого века. Тогда в последний раз в России собирались полумиллионные демонстрации, а толстые литературно-художественные журналы выходили и потреблялись МИЛЛИОННЫМИ(!) тиражами. Результаты деяний этой бившейся в кризисе коллективистской психики оказались обратными тем, к которым народ стремился. Как видим, нелегкое это дело – быть большим «Я» в рамках «Мы» с большой буквы.

     При попытках оценить что-либо в истории мы всегда выходим на вопрос исключительной теоретической и практической значимости. Например, в одной из дискуссий прозвучал тезис о том, что англиканская церковь явилась детерминирующим фактором по отношению к английскому национальному характеру. Был выдвинут и противоположный тезис: английский характер определил собой (детерминировал) англиканскую церковь. И, наконец, прозвучало утверждение, что здесь речь идет о ВЗАИМОДЕЙСТВИИ, о взаимном влиянии.
      Все это очень напоминает начальные главы выдающегося произведения Георгия Валентиновича Плеханова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю». В нашем контексте нацхарактер и церковная иерархия – всего лишь частный случай одного большого вопроса о субъективном и объективном факторах истории. Если использовать современные персонажи, то я бы спросил так: это Горбачев и Ельцин сотворили историю, или же история сотворила Горбачева и Ельцина?
      На этот вопрос возможны три варианта ответа. Два из них – монистические: 1)Горбачев и Ельцин сотворили историю; 2) история сотворила Горбачева и Ельцина. А третий вариант ответа – не монистический, дуалистический: 3)Горбачев и Ельцин творили историю, и история творила Горбачева и Ельцина.
     Первый ответ я бы уподобил воззрениям тех, кто утверждает, что солнце ходит по небу. Второй ответ – это мнение тех, у кого не солнце ходит, а Земля вращается. Оба взгляда монистичны, оба по-своему последовательны, оба дают в какой-то степени возможность предсказать местоположение небесного светила. Но вот появляется еще и дуалистический ответ – и вся «небесная механика» летит к черту. Где уж тут солнцу «свершить предписанный круговорот», о котором писал Гете! Со стороны может показаться, что третий – дуалистический – ответ является шагом вперед в споре между двумя «монистами». А на деле это шаг назад даже от представлений каменного века.
     Между тем, именно дуалистические взгляды наиболее распространены в обществе. Прежде всего потому, что они удобны и выгодны. Возьмем, например, коммунистов. В 1987 году они все как один выступили за дюринговскую собственность трудовых коллективов, приняли закон о предприятии и стали почему-то ждать от этого ускорения экономического развития. Они же, коммунисты, в тот же период приняли закон о кооперативах и создали в стране активную, вороватую и антисоветски настроенную социальную среду. Когда катастрофические следствия такой политики стали проявляться наглядно, лидер коммунистов Михаил Горбачев на весеннем пленуме ЦК в 1991 году поставил вопрос о своей отставке, но коммунисты вынесли ему вотум доверия убедительным большинством в четыре сотни голосов против голосов двенадцати одиночек. Если чисто умозрительно допустить, что такая вот политика и впрямь привела бы к успеху, то коммунисты рассказывали бы сейчас о том периоде, исходя из теории вращения Земли, а не движения солнца по небу: они выдвигали программы развития страны, они организовывали их исполнение, они воспитывали своего вождя и не давали ему «слинять» при появлении трудностей. Но, как известно, та политика компартии закончилась крахом. И поэтому коммунисты в большинстве своем встают на позиции, что солнце ходило по небу: Горбачев обманул, предал и т.д..
     То же самое относится и к «демократам» с их вождем Ельциным. Напомню, что вождь этот начал с передвижения по городу на троллейбусе. А закончил тем, что стал похож на диктатора какой-то банановой республики. Как известно, «демократы» желали развала СССР и ликвидации советского строя. И «успех» в этом деле они приписывают себе, а самые умные из них – шахтерам и вообще народу. Здесь у «демократов» вполне современные воззрения: не солнце гуляет, а Земля вращается. А вот такие следствия, как развал экономики или чеченская война – это от того, что Ельцин стал плохим, спился и т.д..
     Господствующий в обществе дуализм в разрешении важнейшего вопроса истории и политологии позволяет объяснять события то с одной, то с другой точки зрения, и никогда не быть уличенным в неискренности. Это относится ко всем нациям. Спросите у немцев о причинах второй мировой войны. В большинстве случаев они расскажут о том, что был один очень плохой человек по имени Гитлер, и вот он-то во всем и виноват. То есть солнце гуляло по небу и «загуляло» не туда. Но если у немцев и у большинства других наций подобный дуализм проступает конъюнктурно, время от времени, то в России он вступает в мощный резонанс с одной из частот, на которую настроен русский национальный характер. У нас не то что проигравшая войну «личность», но даже выигравший ее Верховный Главнокомандующий, как известно, только и делал, что мешал народу победить. У нас, как известно, все, включая сдавшихся в плен и мостивших дороги для Третьего рейха, воевали и победили. И только Верховный Главнокомандующий только и делал, что вредил. Есть, правда, люди, которые говорят, что вредил не он, а кто-то из его близкого окружения. В любом случае у нас «низы» были молодцы, а «верхи» вели себя скверно. У нас с почетом перезахоронят останки неизвестных из новгородского леса, а останки всем известного Верховного организатора Победы выкинут из мавзолея. Почему?
     У русских - перевернутая шкала в оценках социальной лестницы. В России в силу геоисторических обстоятельств народу пришлось вести постоянную и изнурительную войну сразу против двух грозных врагов: холода и голода. В такой вечно боевой обстановке Земледелец должен был стать и стал центральной фигурой в нравственных оценках. Вся мораль русских в течение столетий состояла только в труде земледельца. Такой труд был не экономической категорией, а непосредственно нравственным поступком. В системе тех представлений, которые принесли с собой грамотные миссионеры из Византии, нравственность называлась «христианством». Народ взял этот термин и немедленно назвал им не «праведников», не отшельников, не каких-нибудь «святых», а земледельцев – КРЕСТЬЯН. Тем самым все (включая ратников), не связанные с земледелием, объявлялись НЕ КРЕСТЬЯНАМИ, то есть НЕ ХРИСТИАНАМИ, то есть находящимися за рамками нравственных оценок. Сегодня земледелие уже не играет столь выдающейся роли, если только не растягивать это понятие и не понимать под земледелием еще и освоение недр «земли-матушки». Но национальные характеры не меняются в течение пятилеток либо десятилетий. Представление о неком «простом» человеке, занятом основным и главным трудом и потому Кормильце и Сеятеле, все равно осталось. Вот этот Сеятель и Кормилец – главная фигура. А какой-нибудь ратник или полководец? Да про него уже сказано, как про того былинного «богатыря»: он и мешочка с землей поднять не в силах!
       Изложенное показывает, что народ использует все выгоды дуалистической схемы, что ему не чуждо определенное лукавство. Это надо знать всем, кто участвует в предвыборных кампаниях. А в особенности тем, кто задумывается о реальном соединении коммунистов с патриотами. Для настоящего коммуниста и патриота национальный характер – не икона. Он просто то, что есть. То, что надо учитывать и отчасти поддерживать, а отчасти преодолевать. Любому патриотическому движению в России придется не только поддерживать русский национальный характер, но и преодолевать некоторые его особенности. Только при этом не надо ставить перед собой утопических задач ИЗМЕНЕНИЯ национального характера. Мы можем на некоторое время изменить сознание и самосознание народа. А характер может измениться только спустя столетия, вместе с изменением языка и геоисторических условий добывания хлеба насущного. При этом надо знать: язык и геоисторические (экономические) условия обитания более изменчивы, чем национальный характер. Национальный характер – самый консервативный, самый трудноизменяемый из четырех существенных признаков нации.
      Нам важно понять: управдом или министерство или президент могут предлагать хорошую или плохую реформу ЖКХ. Реакция нашего народа на это в принципе не будет зависеть от того, хороши или плохи предложения. Конструкция национального характера у русских такова, что он нравственно игнорировал и будет игнорировать и управдома, и министерство, и президента.

И все вот это - ЗНАЛ Сталин. Знал еще с тех времен, когда ему пришлось постоянно бывать в тюрьмах, ссылках и побегах, безуспешно пытаясь сдвинуть народ с места и привлечь его к революционной борьбе. Он знал все это, так как ему пришлось наблюдать этот народ и в статическом состоянии, и в динамическом - в 1905 и в 1917 годах. И он знал, что этот народ ДО ПОРЫ ОТНЕСЕТСЯ К ВОЙНЕ КАК К ЧЕМУ-ТО НЕСЕРЬЕЗНОМУ! Как к чему-то такому, чем впору заниматься какому-нибудь охотнику до соловьев-разбойников, но не тому, кто занят делом серьезным и главным - обработкой земли-матушки. Сталин знал, что чем больше народ подбадривать, тем дольше будет в нем сидеть такое вот убеждение. И потому он предпочел ОШАРАШИТЬ народ голой правдой и НЕСКОЛЬКО РАЗ упомянуть в военном приказе о ...хлебе, без которого скоро останемся. И потому от его знаменитого Приказа и поныне - мороз по коже. И потому перед нами редчайший в истории случай, когда именно свободный выбор вождя, именно его ум и его инициатива переломили ситуацию и привели к масштабному историческому результату.

     В рассказе "Как мы втроем вершили историю" показаны наши действия, которые оказались успешными, в частности, потому, что мы сработали В РЕЗОНАНС с русским свойством не доверять "верхам".

     Пример с Приказом Двести двадцать седьмым доказывает, что сознательные и целенаправленные действия строго в КОНТРРЕЗОНАНС национальному характеру тоже могут приводить к успеху. В период господства коллективистских форм психики, вопреки стремлению народа смотреть на войну как на дело "верхов" и отдельной руководящей ЛИЧНОСТИ, Сталин ультимативно заставил народ творить историю ЛИЧНО.

       Здесь упомянуто о некоторых частотах, на которые настроен русский национальный характер. Эти частоты могут в одном контексте быть огромным преимуществом, а в другом - недостатком. Кто-то назвал народ «великим немым». И это хорошо, что русский народ умеет безмолвствовать. Ведь одной его реплики достаточно, чтобы сотрясти дюжину великих империй. Поэтому нам надо очень уважительно изучить логику этого «великого немого». Он каким-то шестым чувством знает, что делать. В 1917 году он, не искушенный в геоистории, понял, что надо двигаться не по капиталистической окружности (на которой нам «не светило»), а по социалистической хорде. Этот путь вел нас по такому же российскому бездорожью, как и в случае с капиталистической окружностью, но ведь хорда все же короче! Вот на какое УНИКАЛЬНОЕ во всей геоистории решение оказался способен русский народ! Готов ли он и сейчас вновь пойти по хорде? Нужно ли это? Каки
е выгоды и какие обременения даст этот путь? Насколько мы этот путь будем в состоянии именно выбрать, а не просто быть загнанным на него Ее Величеством Необходимостью?К какой такой "русской идее" НЕОБХОДИМО влечет нас само наше русское бытие, наши геоисторические условия, наша общность экономической жизни, наш русский национальный характер?....   

 

Tags: Россия, Сталин, история, национальная психология, нация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments