Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Category:

История: ступени посвящения. Часть 9. Русский характер. Русская идея.

«Мы целились в коммунизм, а попали в Россию»,- так говорят ныне некоторые совестливые из стана так называемых «патриотов», которым очень хотелось перечеркнуть советское прошлое и заново начать историю от 1917 года. Для кого-то патриотизм – это чувство. Для кого-то – мечты об имперском блеске. Для кого-то – религия. Для некоторых речь идет не столько о патриотизме, сколько о неприязни к досаждающим зарубежным и своим нациям. И пока речь будет идти о таких вот «патриотизмах», ВСЕ они будут подобны слепцам, ведомым за палочку ЕЕ Величеством Необходимостью. А эта госпожа сегодня выстраивает ВСЕХ «патриотов» так, что они, сами того не зная, служат реализации одной концепции – концепции грядущего «Столкновения цивилизаций», сформулированной американцем Сэмьюэлем Хантингтоном.

        

Эта коротенькая, но нашумевшая статья Хантингтона заслуживает самого пристального внимания! Содержание ее до смешного просто: В мире существуют несколько «цивилизаций». По ходу выясняется, что под «цивилизациями» надлежит понимать конфессии: мусульманскую, буддистскую, православную, конфуцианскую… И вот по каким-то причинам (только не спрашивайте по каким!) эти цивилизации-конфессии вдруг стали очень агрессивными. Они даже теперь не спрашивают «за кого ты?», а спрашивают «ты кто?» - и тут же расстреливают. Вот именно такое «доказательство» в статье! Что тут делать «западной цивилизации»? – Ясное дело, что отвечать на такую наглость и умиротворять дикарей.

         Сама по себе статья – ярчайший образец безмозглой бездоказательности как автора, так и ее потребителей. Но вот беда: в России НИКТО не стал с этой статейкой спорить. Зато ОЧЕНЬ МНОГИМ она понравилась! Очень многие русские «патриоты» с ней СОГЛАСИЛИСЬ и даже ей ОБРАДОВАЛИСЬ!

         О чем эта статейка и в особенности шум вокруг нее говорят?

          Мы живем в мире, в котором механизмы капиталистической эксплуатации в значительной степени перенесены в сферу межнациональных и межгосударственных отношений. В такой обстановке и без того зыбкая грань между национально-освободительным и коммунистическим движениями все больше стирается. Еще Фидель Кастро до момента прихода к власти совершенно не был коммунистом. На наших глазах история повторяется с Уго Чавесом.

         А что же старый мир? Что происходит с «золотым миллиардом», с США? – Этот старый мир ПОГИБАЕТ. Два симптома говорят об этом особенно красноречиво. Первый симптом – исчерпание собственных природных ресурсов и как следствие - нарастающая агрессивность в захвате ресурсов чужих. Второй симптом – исчерпание собственных людских ресурсов и как следствие – нарастающая варваризация.

         Вот этот-то старый мир сегодня ОПАСЕН ИМЕННО СВОИМ ПРЕДСМЕРТНЫМ СОСТОЯНИЕМ! В предсмертной агонии он способен развязать бойню в мире и в своих собственных странах за еще один глоток нефтегазового наркотика, за попытку показать «варварам», кто в доме хозяин.

         Статья Хантингтона «Столкновение цивилизаций» - это первый выстрел, который возвестил: началась идеологическая и психологическая артподготовка к такой вот бойне.

         Главное в этой артподготовке – отвлечь внимание от корыстных интересов погибающего старого мира, списать бойню на религиозные и национальные чувства, на дикость всех этих «конфессиональных цивилизаций».

         А чему же рады иные «православные», читая такую вот статью?

         А им просто нравится, что на их «православие» наконец кто-то обратил внимание и даже назвал этим словом целую «цивилизацию», в которой весь русский народ.

         Но пусть не радуются: у самого Хантингтона о «православии» и речи быть не может. Вот у русских переводчиков этой статьи – может, а у Хантингтона - нет. Дело в том, что термин «православие» в европейских языках просто отсутствует. Там это самое «православие» называют всегда и везде «греческой ортодоксальной церковью» или «греческим ортодоксальным вероисповеданием» - в зависимости от контекста.

         Но оставим тех «православных», которые вечно то заунывно молятся на свадьбе, то радостно пляшут на похоронах. Что настоящим патриотам делать? Каким должен быть их ответ Хантингтону?

         Научным!

         И тут уже дело не только в Хантингтоне. Новому миру нужна НАУЧНАЯ ИДЕОЛОГИЯ ПАТРИОТИЗМА, научная идеология национально-освободительной борьбы, научная идеология мироустройства свободных народов после устранения гнета со стороны погибающего старого мира.

         Только не стоит думать, что я буду излагать какое-либо новое учение о патриотизме, о национально-освободительной борьбе, о будущем мироустройстве. Свой прогноз о будущем России я рискнул представить в заключительной главе другой публикации. Правильно там написано или нет – в данном контексте не суть важно. Потому что задача этих «Семи ступеней» - показать уже известные людям, уже выработанные наукой и практикой ПРЕДПОСЫЛКИ к созданию новой идеологии. И потому предлагаю вернуться к сталинскому определению понятия «нация». Оно – удивительно!

           Оно удивительно уже тем, чего в нем НЕТ. Если папа и мама русские, то ребенок - кто? Обыватель ответит, что ребенок русский. А вот Сталин своим определением как бы ответил: "Я не знаю! Признак происхождения не является существенным признаком нации!"

           И уже одним этим Сталин оказался на голову выше даже современного обывателя, не говоря уже о гитлерах, придумывавших обывательские бредни по поводу якобы существующего вреда от перекрестных браков.

            Но определение Сталина удивляет еще и тем, что в нем ЕСТЬ. В нем -   СУЩЕСТВЕННЫЕ признаки понятия нации: 1)общность языка, 2)общность территории, 3)общность экономической жизни, 4)общность психического склада.

         Наверно, общность территории как существенный признак нации может показаться чем-то самим собой разумеющимся. (Хотя и тут какому-нибудь «теоретику» вроде Сергея Строева придется объяснять, что речь идет именно о единстве ТЕРРИТОРИИ, а не государственного образования.) Но вот невероятный, но факт: в данном определении нации говорится не только об этом. Вопреки гигантским различиям в укладах жизни тогдашних российских классов (пролетариата, буржуазии, дворянства, крестьянства и т.д.) еще в 1913 году была в качестве существенного признака указана не только общность территории, но и ОБЩНОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. При всем уважении к марксизму как к науке я все же склонен считать, что в данном случае речь могла идти только о гениально-интуитивной ДОГАДКЕ. Не случайно все, в том числе и сам автор данного определения, долгое время трактовали эту общность экономической жизни как что-то вроде «общего рынка» и не более. Но в двадцатом веке завершился синтез двух больших отраслей знания – истории и географии. Теперь уже можно говорить о новой науке – геоистории. Одним из ярких представителей этой новой отрасли знаний является Андрей Паршев. Его книги  позволяют по-новому понять, что значат общность территории и общность экономической жизни. Книги Андрея Паршева показывают нам с этой стороны современную Россию и современный мир. Но в целом метод геоистории позволяет ответить и на много вопросов о будущем и о прошлом. В чем, скажем, заключалась общность экономической жизни в феодальной Руси? – В том, что русские были оседлыми земледельцами в лесостепной зоне Восточно-Европейской равнины, крайне рискованной для земледелия. А общность экономической жизни у татар в тот же период феодализма? – В том, что они были кочевыми скотоводами в степной зоне той же равнины. Как видим, для понимания ОБЩНОСТИ надо осознать РАЗЛИЧИЯ, надо найти правильное противопоставление. Теперь, после пирреновских «морских и континентальных цивилизаций», после книг Андрея Паршева эти различия и их ЗНАЧИМОСТЬ могут быть нам понятны.

         Двадцатый век не прошел впустую и для понимания такого существенного признака нации, как общность ЯЗЫКА. Здесь тоже для понимания общности важно понять различия. Открытие и изучение «экзотических языков» позволило осознать масштабы различий. Оказалось, например, что даже такая штука, как грамматическая категория времени, может в каких-то языках просто-напросто …отсутствовать. До такой степени отсутствовать, что появляется вопрос: какой у носителей этого языка будет физика? Возможна ли физика без понятия времени? В других отсутствует понятие субъекта действия(!). Да так отсутствует, что непонятно, какой должна быть у этого народа юриспруденция? Как оформить явку с повинной, если человек говорит, что тело вон того человека там было убито телом неизвестно где находившегося меня? И так далее. Все это заставило взять лупу и повнимательнее поглядеть на европейские языки. И что же? До сознания «вдруг» дошло, что даже такие родственные языки, как английский и немецкий, склонны по-разному описывать отношения собственности! Английское Ive got  по сути означает иное, нежели немецкое ich habe. А русское «у меня есть» – совсем иное. В английском варианте акцент на захват, завладение. В немецком подчеркивается факт юридического обладания. А в русском языке речь идет об очень тонких отношениях сосуществования между объектом и субъектом собственности! А ведь язык – это даже не инструмент, а живая предметность мыслей, самого процесса мышления!  

         Общность психического склада (по-современному = «национальный характер»), к сожалению, до сих пор не вызвала должного интереса к себе. Вообще, советские и российские авторы (в отличие от иностранных) в раскрытии этой темы не преуспели. Их подходы к теме грешат отсебятиной, особенно при описании русского характера.

         Особенно возмутительно, когда какой-нибудь русский автор начинает вещать про «духовность» или про «соборность», не потрудившись даже подумать, о чем разговор. Ведь отличительные психические черты той или иной нации (=психический склад = национальный характер) только потому и являются ОТЛИЧИТЕЛЬНЫМИ чертами, что могут проявиться только при сопоставлениях. Неужели даже это не понятно иным певцам «духовности»? Да простят мне использование библейских образов, но у Адама никакого ХАРАКТЕРА поначалу не было. Характер – это именно ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ психического склада человека или народа. А если не от кого отличаться, то и никаких отличительных особенностей нет и быть не может. ХАРАКТЕР у Адама появился, когда появилась база для сравнений его психических черт, когда появилась еще и Ева. И только с появлением Евы стало возможно говорить: Адам простоват, Ева любопытна и т.д..

         Уж чего, казалось бы, проще: возьми два народа и сопоставь их между собой. И даже если провидение не дало способностей к языкам, и не довелось побывать за границей, то возьми два очень близких народа внутри одной страны. Так нет же: русская обломовщина простирается до того, что лепят ничего не значащие фразы о «соборности», не утруждая себя даже самым простым сопоставлением! Такое ощущение, что я едва ли не первый, кто предлагает сопоставить хотя бы русских и белорусов.

         И мы сразу увидим ХАРАКТЕРЫ. Вы бывали в Минске? Помните, КАК там переходят улицу? Самую узенькую улицу, в самый поздний час, когда не видно ни одного автомобиля, но горит  сигнал, запрещающий переход для пешеходов. Вы, как русский человек, разумеется, не обратили на этот сигнал никакого внимания. Но чуть впереди Вас группа молодых и, возможно, хулигански настроенных людей. Они внезапно остановились. Вы переходите улицу, а эти «хулиганы»… терпеливо ждут, когда для них загорится зеленый свет.

         Спустя несколько лет я посетил Минск уже не в качестве пешехода, а на своем автомобиле. И вдруг обнаружил, что мой не самый лучший автомобиль по своим скоростным качествам превосходит все «крайслеры» и «форды». К счастью, до меня еще до встречи с минской милицией дошло: здесь просто соблюдают установленные ограничения скорости.

         Белорусы, в отличие от русских, по настоящему уважают ратный труд. Человек в военной форме НИКОГДА не стоял здесь в очереди. Даже в тот период, когда водку продавали только до семи вечера. И вот за пятнадцать минут до «часа икс» огромная очередь нервничающих людей (успею или нет – вот в чем вопрос!) пополнялась еще одним человеком в военной форме. Вы поверите, что при этом происходило? – Человека в военной форме все ПРОСИЛИ пройти вперед и обслужиться без очереди! «Ведь Вы же военный – у Вас же служба!»  И то же самое – в ночной очереди у ресторана и так далее.

         У белорусов нет того нравственного игнорирования «верхов», которое мы уже заметили у русских. В СССР лидера Белоруссии звали Машеровым, а в самой Белоруссии – ПЕТРОМ МИРОНОВИЧЕМ!

         И когда мы сегодня обнаруживаем поразительные отличия в самом политическом укладе между Россией и Белоруссией, то стоит вспомнить и о психическом складе, столь разном у этих двух столь близких народов…

         А теперь сопоставим русских с целым рядом наций на Кавказе и в Закавказье. И сразу увидим: у русских иные отношения между мужчинами и женщинами, а у русских мужчин и женщин иное отношение к старикам, а у всех русских (включая стариков) иное отношение к своей родословной, чем у многих кавказских и закавказских народов. Вообще следует иметь в виду: у многих "кавказцев" в качестве ранее указанной субстанции, растворявшей личность, выступала не сельская община, как у русских, а родовая община, тейп, или как там это ещё называется. В этой связи многие "кавказцы" могут поражать нас своими познаниями о деяниях предков. Один знакомый ингуш как-то рассказывал о своем участии в похищении невесты. Невеста о предстоявшем похищении знала и сама хотела быть похищенной. Тем не менее организаторы похищения очень нервничали, так как знали цену вопроса. Ведь в случае неудачи об их потомках ЛЕТ ДВЕСТИ стали бы говорить так: "А-а! Этот молодой человек из того рода, где тогда невесту не смогли украсть!" 

Выше говорилось, что интерес к своим генам является свойством развитой индивидуальности. Здесь следует добавить: если только речь не идет о нациях, у которых в силу геоисторических условий преобладала не соседская, а родовая община.

         Если же взять настоящих иностранцев, то отличия будут еще более разительными. Берем самую известную для русских зарубежную нацию – немцев. Понаблюдаем самую житейскую ситуацию. Допустим, в детском саду ребенка спрашивают:

         - Что, не вкусная каша?

         И этим невинным вопросом мы в России отправляем дитя в настоящую одиссею, в путь между Сциллой логической формы «да» и Харибдой логической формы «нет». В русском языке просто отсутствует готовый ответ на этот столь простой вопрос. А вот в немецком языке есть словечко “doch” для вопросов с отрицанием. И из-за этой «мелочи» мир в восприятии ребенка в Германии с детства на порядок более логичен и упорядочен, чем у нас. И потому мы с немцами очень по-разному мыслим и действуем.

         А если мы сами или вслед за выдающимся исследователем «народных душ» Гербертом Хааном сопоставим между собой и прямо противоположные характеры – русский и английский – то увидим много чего еще более интересного. Прошлым летом гостивший у меня англичанин с интересом слушал, как мы вечером у костра поем песню итальянских партизан. Есть в ней такие слова:

Chi non lavora - non mangera!

Кто не работает - тот не ест!

     Мой английский гость удивился: подходит ли итальянскому движению коммунистической ориентации этот вот лозунг ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ, выступающих против пособий по безработице и социальных гарантий?

     В одной из поездок я завез его в столовую между домов. Чтобы к ней проехать, пришлось много раз поворачивать и разворачиваться. Уже в столовой, в которой не было дневного света, я предложил своему английскому другу быстро показать направление на север. Англичанин без секунды колебания показал верное направление.

     Англичане, в отличие от русских, ВСЕГДА ориентируются по сторонам света. В этом отношении они подобны птицам, которые почему-то знают направление север-юг.

     А как-то  уже в августе мой англичанин с разбега нырнул в  речку. Я не без ехидства спросил, как водичка? Совладав с дыханием, он проговорил:

- It's rather cold! (Довольно прохладная!)

     Именно эти слова он произносил и в случае, если из душа вдруг начинала течь холодная вода. И я понял: эти же слова он произнесет, вынырнув из проруби, или даже если его из этой проруби вытащат едва живым. От Герберта Хаана я уже знал: англичанин среди всех европейцев обходится в речи НАИМЕНЬШИМ количеством слов и их сочетаний! Англичанин считает выразительность речи НЕДОСТАТКОМ и проявлением душевной слабости. Он не потерпел бы эскапад Жириновского и Горбачева. В сравнении с русскими англичане менее уязвимы к демагогии, в том числе политической.

         Однако крайности сходятся! В одном вопросе мы обнаружили бы поразительное сходство между русскими и англичанами. В английском языке слово «я» всегда и везде пишется только с большой буквы. Но есть и еще одно слово, которое надлежит писать так же. Это слово – God – бог. В свое время сильное английское «Я» стало настолько сильным и настолько индивидуалистическим, что заявило всем церковным иерархиям: в общении с Богом Я обойдусь БЕЗ ПОСРЕДНИКОВ! И так и возникла дешевая англиканская церковь, которой запрещено соваться в мирские дела, которая больше похожа не на церковь, а на министерство загробной и потусторонней жизни. А русские? Они в принципе поступили в отношении церковных иерархий так же. Они одним словом отправили ВСЕ церковные иерархии куда-то на орбиту или дальше.

         Но это слово – слишком великое, слишком значимое, чтобы говорить о нем только в этом контексте…   

Если понятие русской идеи определить как часть объективно существующего национального характера, в которой (части) сконцентрированы нравственные и политические установки данной нации, то можно говорить, что и русская идея в таком ее понимании давно уже известна иностранцам. Речь идет о гигантской нравственной и политической программе «головокружительной глубины» (как говорил о ней Г.Хаан). Как водится, она запечатлена в самом нашем инструменте мышления – в русском языке. Причем гению народа для изложения этой гигантской нравственной, политической, житейской программы хватило ОДНОГО слова из трех букв. Понятия очень широкие и на первый взгляд (но только на первый взгляд!) совершенно разные объединены у нас (и только у нас!) в коротком слове – ключевом слове русского языка, в ключевом ЕДИНОМ понятии русского разума: МИР = планета + отсутствие войны + община + вообще вся жизнь за исключением церковной.

         Одни народы так умиляются правами личности, что готовы разбомбить Югославию, Ирак… Другие настойчиво стремятся превратить государство в разновидность религиозной секты. А нам нужен МИР = нам нужна всемирная светская община без войн! Таково завещание наших предков, и это завещание мы вольно или невольно передаем и следующим поколениям. Например, когда говорим сыну или дочери, внуку или внучке: «Сегодня пойдем в «Детский мир».  

     ТАКАЯ национальная идея не только не противоречит принципам интернационализма, но и прямо требует их выдвижения и развития. Она не в бровь, а в глаз бьет по клерикально-конфессиональствующим кликушам «войны цивилизаций» вроде С.Хантингтона, а также по согласным с ними русским.        

Как видим, фундамент понимания нации оказался заложенным настолько удачно, что на нем уже и выросли стены: геоистория как синтез истории и географии, достижения современного языкознания, глубокие исследования психического склада (характеров) разных народов. Нам в начале двадцать первого века остается только подвести эти различные постройки под общий свод  и тем самым завершить начатое сто лет назад построение патриотизма как целостного, стройного и объективного УЧЕНИЯ. С ним можно существенно пополнить свои ряды за счет читающих и мыслящих россиян и уже не бояться никаких союзов, так как в этом случае вхождение в любой союз будет значить обретение постоянного или временного союзника, а не потерю своего лица.

         И пусть великое русское слово-завещание «МИР» сопроводит тех, кто станет разрабатывать теорию нового МИРОпорядка, ради которого стоит жить и бороться.

 

Tags: Россия, идеология, история, марксизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments