Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Categories:

Особенности русской национальной демократии. 1 Русский человек на рандеву с избиркомом (начало).

Мы любим все: и жар холодных числ,

                                  И дар божественных видений.

                                              Александр Блок.  «Скифы».

        В предыдущих моих публикациях говорилось, что одной из особенностей русского национального характера является нравственное игнорирование «верхов», органов власти. Я утверждал, что реакция русских людей на различные инициативы властей в принципе даже не зависит от того, хороши или плохи сами по себе инициативы. Русский национальный характер сконфигурирован так, что русские склонны нравственно игнорировать власть как таковую, будь она в лице хорошего или плохого управдома, министра или президента. Эти тезисы я подтверждал  различными доводами, в том числе психолингвистическими, в публикациях «Ступени посвящения» и «Россия и зеркало Герберта Хаана».

         Однако не относятся ли все подобные аргументы к сфере только «дара божественных видений»? Не испарятся ли они от «жара холодных числ»?

         Правомерны ли такие утверждения, если посмотреть на них в свете хотя бы выборов президента РФ, состоявшихся 2 марта 2008 года?

        

На первый взгляд, итоги выборов опровергают выдвинутый тезис. Автор одного из писем, полученных мною из Германии, тонко иронизировал: у вас там президент по имени Медведев lässt sich wählen – то есть «дает» или даже «позволяет» себя избрать. А в письме от другого немецкого же корреспондента уже прямо спрашивается: «В связи с этими выборами не вернее ли было бы говорить о комплексе верноподданности, а не об отрицании властей? Ведь семьдесят процентов за преемника – это много».

         Что ж, начнем «танцевать» от этой цифры. Семьдесят процентов – это много или мало?

         Достаточно повторить вопрос, как обнаруживается некорректность его постановки. Много или мало в сравнении с чем? С выборами в Сербии? В Китае? В США? В Германии? В Германии какого именно времени? Очевидно, что сравнения проводить можно и нужно при соблюдении требований сравнимости, при сопоставимости как таковой. И при этом никогда не забывать еще одного момента – речь идет о проценте от чего?

         Мы не поддадимся общему заблуждению и не станем сопоставлять этот таинственный процент чего-то с неким загадочным европейским чем-то. А вот на саму Россию посмотреть стоит. Что произошло в России 2 марта? – В этот день в России десятки и даже сотни тысяч лиц десятков или даже сотен национальностей почти в одно и то же время как-то выразили свое отношение к выборам одного и того же лица из одних и тех же кандидатов. То есть условие сопоставимости и сравнимости соблюдается. Тогда обратим внимание на то, как на общем фоне вели себя именно русские избиратели.

         Для начала – один пример.

        4 марта «Российская газета» сообщила, в частности, что по предварительным данным в Забайкальском крае процент проголосовавших за Медведева составил 65,81. Известно, что Забайкальский край образован совсем недавно в результате объединения Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа. Согласно переписи 2002 года, доля русских в населении этих двух регионов составляла: 

         Читинская область:                              89,8%

         Агинский Бурятский автономный округ  35,13% 

         Сегодня бывший автономный округ присутствует в отчетах избирательных комиссий трех районов Забайкалья: Агинского района, Дульдургинского района и Могойтуйского района. Все протоколы соответствующих избиркомов доступны на сайте ЦИК РФ. Так что ничто не мешает нам составить следующую таблицу:

Забайкальский крайколичество избирателейголосовали за Медведева% за Медведева ко всем избирателям
Забайкальский край809100375407 
Читинская область76205634148044,81%
бывший автономный округ470443392772,10%

                Или наоборот: В Читинской области 55,19%, а в бывшем автономном округе только 27,9 процента от всех избирателей НЕ ГОЛОСОВАЛИ ЗА МЕДВЕДЕВА!

         Первый вопрос: допустим ли такой «статистический кувырок»?

         Второй вопрос: правомерно ли исчисление процентов от ВСЕХ избирателей, в том числе не принявших участия в голосовании?

         Не правомерно и не допустимо, если бы нашей целью было бы поставить под сомнение победу Медведева на выборах, или если бы мы начали приписывать той или иной группе «электората» того, чего в ней нет. Например, считать неявку на выборы проявлением политической оппозиционности. Мы ни на секунду не должны забывать, что среди не явившихся на выборы могут быть такие «оппозиционеры», что впору сказать о них устами Задорнова. Какие политологи могут объяснить позицию человека, который, например, говорит: «Я уже голосовал за Путина, и никакого другого президента не желаю!» Может показаться, что тут уже не «оппозиционность», а какая-то верноподданность в квадрате. Но нам такой вот «верноподданный» даже особенно интересен. Ведь он ОТКАЗАЛСЯ ИГРАТЬ ПО ПРАВИЛАМ ВЛАСТИ! А моя гипотеза в том и состоит, что русские люди склонны не к оппонированию, не к противопоставлению себя власти, не к так называемой «оппозиционности», а к ИГНОРИРОВАНИЮ. Русский человек по своему национальному характеру хотел бы жить с властью и вообще с «верхами» в параллельных мирах, в разных измерениях. Поскольку таковых «миров» и «измерений» в жизни не существует, то эта черта характера прорывается наружу способами самыми различными. Один из способов – неявка на выборы. Другой возможный способ состоит, наоборот, в массовой (попавшей даже в книгу рекордов Гиннеса) явке для поддержки того кандидата, который вошел в резонанс с указанной чертой характера. Об этом случае мы еще поговорим. Третий способ – голосование за оппозиционных кандидатов. Четвертый – порча бюллетеней. Пятый – голосование за заведомо гротескного "государственника" - за такого уж «государственника», что хоть святых выноси. Все эти способы, кроме второго, были использованы нашим избирателем на выборах 2 марта. И нам есть смысл посмотреть, как в этом плане вел себя русский избиратель на фоне других россиян. Сопоставить (не противопоставить, а именно сопоставить!) между собой национальные характеры.

        Однако кого, с чем и как мы сопоставляем? Ведь, во-первых, множества под названием «русский - нерусский» и «голосовавший за Медведева - не голосовавший за Медведева» являются множествами перекрещивающимися.  Во-вторых, нет такой национальности «нерусский», а есть, скажем, в том же бывшем Агинском Бурятском округе следующая картина, да и та не на сегодня, а на 2002 год:

Национальный состав по данным переписей населения (% от общей численности населения)

Нация

1970

1979

2002

Буряты

50.35

51.96

62.52

Русские

44.04

42.15

35.13

Татары

1.60

1.22

0.54

Украинцы

1.20

1.17

0.26

Башкиры

0.59

0.43

0.17

        Поэтому мы постоянно должны помнить, что не занимаемся измерением «оппозиционности» русских и башкир в Агинском Бурятском округе. Мы не даем политических оценок. Мы не говорим, хорошо это или плохо, но мы находим КОРРЕЛЯЦИЮ между процентом русского населения и процентом лиц, не голосовавших за Медведева. Что касается «срока давности», то мы будем иметь его в виду. Но считаем возможным пользоваться этими данными, так как никаких более «свежих» данных по национальному составу по России после переписи 2002 года нет. И еще потому, что «великих переселений народов» за истекший от той переписи период не было.

        Еще раз: согласно моей гипотезе мы при обработке большой массы статистических данных должны обнаружить КОРРЕЛЯЦИЮ между долей русских и процентом «электората», который: 1) не принял участия в голосовании + 2) испортил бюллетени + 3) голосовал за Зюганова, Жириновского или Богданова  =  не голосовал за Медведева.

         Обнаружение корреляции – один из традиционных методов во многих науках, в том числе в педагогике, в психологии. Нам ничто не мешает применить его и в таком разделе психологии, как национальная психология. Мы даже обязаны это сделать.          

Если вышеуказанная корреляция будет обнаружена – поговорим о том, как ее толковать.

Все необходимые нам исходные статистические данные постараемся свести в одну таблицу:     

В этой таблице регионы распределены мною не по алфавиту, а по доле (проценту) русских в национально-этническом составе населения (по данным переписи 2002 года). Цифры о числе избирателей, в том числе проголосовавших за Медведева, взяты из протоколов, опубликованных на сайте Центризбиркома. Все регионы разделены на пять групп: Первая группа – с долей русского населения менее 20%. Вторая группа: доля русских в национально-этническом составе составляет от 20 до 40 процентов. В третьей группе представлены регионы, в которых процент русских от 40 до 60. В четвертой группе – регионы, где на сотню жителей приходится от 60 до 80 русских. В пятой группе этот показатель превышает восемьдесят человек на сотню.

Вот как выглядит соответствующий график. Это, так сказать, самый первый взгляд «с высоты птичьего полета»:

Мы уже видим: показатель доли русских в населении регионов так коррелирует с показателем доли избирателей, не голосовавших за Медведева, что с повышением первого показателя растет и второй. Собственно говоря, корреляция уже обнаружена. Но стоит обратить внимание: специфика российского «электората» такова, что этот самый «электорат» в основном сосредоточен в пятой группе – в регионах с долей русских более 80 процентов. В этой именно группе около 84 миллионов избирателей, в то время как во всех остальных – только 22,4 миллиона (заграничные округа и округ в Байконуре мы не рассматриваем, так как данных о национально-этническом составе по загранокругам у нас нет). Поэтому есть смысл удвоить масштаб и посмотреть на последнюю группу отдельно. Повторим, что все необходимые для этого ИСХОДНЫЕ данные содержатся в таблице. Так что читатель может легко проверить, что:

- В группе регионов с долей русских от 80 до 90 процентов проживают сорок четыре с половиной миллиона избирателей. Процент не голосовавших за Медведева здесь составляет 52,96.

- В регионах с долей русского населения более 90% - тридцать девять с половиной миллионов человек. Показатель лиц, не голосовавших за Медведева, здесь достигает 55,77%.

Электронные таблицы «Excel» сами догадались убрать на графике нижние пятьдесят процентов, как бы желая обратить наше внимание на тенденцию:

Само по себе наличие корреляции – неопровержимо. Ступенчатая форма графика доказывает ее наличие любому, в том числе не искушенному в графиках. Однако мы приведем и более сложный график. Он многое, если не все, скажет людям, игравшим на «Форексе» или на биржах акций типа «Насдака». Для таких людей понятие «скользящего среднего» не будет новостью. И поэтому на обобщенном графике голосования по регионам они без труда проведут прямую,  которая совпадет с красной линией.

То есть корреляция опять же налицо. Но обратим внимание на изломы линии. О чем они говорят?
             У нас есть шанс освободиться от одной мыслишки, которая вполне может присутствовать в сознании читателя и мешать думать. Мысль эта состоит в том, что на выборах все решали не избиратели, а администраторы, чиновники, что результаты выборов – это прежде всего результаты «административного ресурса». Чтобы освободить свое сознание от такого вот интеллектуального вируса, даже нет нужды опровергать сторонников таких взглядов. Согласимся с ними! Однако НАМ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПОСТАВЛЕННОЙ ЗАДАЧИ ВСЕ РАВНО, измеряем ли мы поведение самого избирателя или «административный ресурс». Если «административный ресурс», то в таком случае наше исследование показывает: особенности именно русского национального характера при сопоставлении его с массой нерусского населения привели к тому, что «административный ресурс» оказался менее эффективным там, где доля русских в населении была выше. То есть феномен национальной психологии никуда не делся, он очевиден.
                   Вспомним опять же о том, что мы говорим о сопоставлении русских с воображаемой «не русской» национальностью. Но таковой национальности – повторим! – не существует. Существуют татары, башкиры, эвенки, буряты и даже немцы, которых, например, в Алтайском крае 3 процента. Каждый из этих народов имеет свой национальный ХАРАКТЕР, да еще какой характер! Вот откуда берутся изломы на графике голосования по регионам. Ведь если национальный характер, например, у мордвы приводил к повышению процента голосовавших за Медведева, то еще не факт, что в том же направлении действовал национальный характер у немцев или чувашей. И не случайно график голосования по регионам «успокаивается» и легче укладывается в скользящее среднее, когда достигает регионов с долей русского населения выше 80 процентов. Здесь уже речь как правило идет не о сопоставлении с ОДНОЙ нацией с ее особым национальным характером, а с массой перемешанных между собой десятков наций и народностей. Именно на фоне этой перемешанной массы направление графика становится особенно очевидным. (продолжение главы)

Tags: Россия, демократия, менталитет, национальная психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments