Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Category:

Герберт Хан и русский характер. 5) Детерминанта территории. Постановка темы.

После книги А.В.Паршева «Почему Россия не Америка?» значимость природно-климатических факторов стала понятна многим. Однако в книге А.В.Паршева речь идет в основном об экономических следствиях от географо-климатических характеристик нашей страны. Нам же лучше об экономической детерминанте и ее влиянии на национальный характер поговорить несколько позже. А пока – вопрос «ребром»:

Территория сама по себе является ли детерминирующим фактором для психического склада нации? Формирует ли территория как таковая какие-то особенности национального характера? Естественно, что под «территорией» понимается не только площадь, не только занятые данной нацией «тысячи квадратных километров», но и климат, почва, наличие рек и морских побережий, типичные ландшафты, пейзажи,  растительность, состояние атмосферы, освещенность в разные времена дня и года, другие подобные характеристики. Влияет ли все это само по себе на психику человека, людей, нации?

Ответить «нет» - не поворачивается язык. Ответить «да» - значит прямо подставиться под вопрос: а КАК влияет?

Хочу еще раз пояснить постановку вопроса. Например, у некоторых наций мы видим проблемы с перенаселенностью на той или другой территории. Наверно, перенаселенность (как, впрочем, и небольшая плотность населения) может существенно повлиять на социальное поведение, на привычки, на психический склад нации. Однако здесь уже пойдет речь о влиянии опосредованном. Перенаселенность или низкая плотность населения создаются не территорией как таковой, а самим людским сообществом. То есть в разговоре о перенаселенности или недостаточной плотности населения речь пойдет фактически о социально-экономических детерминантах. Мы же социально-экономические детерминанты будем рассматривать позднее. А пока мы хотим просто поставить человека и нацию лоб в лоб перед, скажем, ландшафтом. Или перед погодой. И мы ставим вопрос: влияют ли погодные характеристики территории на психический склад человека и нации? 

Ответ:

 

Да, влияют!

Можно ли привести пример ХАРАКТЕРИСТИКИ психического склада нации, которая вызвана характером территории?

Слово «характеристика» напомнило мне о временах, когда советские граждане выезжали туристами за рубеж, и при этом на каждого из них на работе писалась «характеристика». На больших предприятиях это делалось поточным способом в парткомах. Но «наверху» требовали, чтобы «характеристики» были объективными, чтобы в них указывались и «отдельные недостатки». И тогда была в ходу шутка о парторге, которого замучили подобными требованиями настолько, что он решил добавлять в стандартные «характеристики» всего лишь по одному слову. Выходило, например, так: «Передовик производства. Примерный семьянин. Политику КПСС и советского правительства поддерживает. Пьет.»

Оказалось, что все слова о «передовике» и «семьянине», а также и о «поддержке политики КПСС» перевешиваются одним последним словом. И поэтому, говорят, в вышестоящем парткоме стали к слову «пьет» добавлять «но с отвращением».

Есть нации, про которых в объективной характеристике никак не обойдешься без слова «пьет». С «отвращением» или с удовольствием, но нации сии явно выделяются среди других наций вот этим «пьет». Какие это нации?

Герберт Хан в ходе своих изысканий не мог обойти те черты различных наций, которые к положительным особенностям не отнесешь. Однако с чувством исключительного такта он предпочитает в этих случаях предоставлять слово известным писателям самого данного народа. В частности, Герберт Хан цитирует повествование о спившемся священнике и его прихожанах: «…это случалось, когда он в пургу вынужден был вылезать из саней и прокладывать лошади дорогу сквозь высокие, как дом, сугробы или когда переходил вброд лесное болото. Вот тогда-то он и пристрастился к вину. Мрачно и тяжко влачились для него дни этого года. Все мысли крестьян и помещиков день-деньской были связаны с бренным земным существованием. Но по вечерам души, раскрепощенные спиртным, сбрасывали с себя оковы. Рождалось вдохновение, согревалось сердце, жизнь начинала сверкать всеми красками; звучали песни, благоухали розы.»

И дальше чувство такта буквально вынуждает Герберта Хана выступить в роли того вышестоящего парткома, который разбавлял слово «пьет» смягчающей формулировкой: «Ведь в этом мире, в котором так много сил вначале пребывает в латентном состоянии, присутствует удивительный феномен: человек может внешне в своей телесности предаваться пьянству и многообразным инстинктам, не давая при этом затронуть свою душу. Эта душа может даже смотреть с невинной детской улыбкой сквозь всю отвлекающую мишуру.»

Однако о каком же это мире идет речь? О какой нации?

Речь идет о шведском мире, о шведской нации. О нации, которая ежегодно 26 июля отмечает день «святого безбожника» Карла Микаэля Бельмана, известного своими кабацкими стихами, посвященными пьянству. Бельман жил в 18 веке. Один из его издателей Георг Шварц предварил книгу стихов Бельмана эпиграфом «Красный от водки – Иду я к Карен в лодке». А вышеприведенная цитата о спившемся священнике – из «Саги о Йесте Берлинге» известной шведской писательницы Сельмы Лагерлеф.

Приводимая здесь карта январских изотерм в Европе могла бы в принципе занять место в кабинете нарколога и стать не только картой изотерм, но и картой большего или меньшего поражения населения пьянством и алкоголизмом. Особого внимания заслуживает  специально выделенная на рисунке январская изотерма «минус четыре». На территориях восточнее и севернее от нее пьянство и алкоголизм существуют не как проблемы одиночек, а как социально-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ проблемы. И только не желающий ничего признавать не станет признавать и очевидного: одинаковая особенность климата породила одинаковые же проблемы у народов на удивление разных: у германской по «крови» и по языку нации шведов, у финно-угорской нации, у славянского «племени» великороссов, у потомков кочевого народа татар...

Что дает нам такое понимание? – Очень многое! Но только нужно еще раз понять: мы ведем речь не о характеристике территорий. Они, территории, выступили в качестве детерминанты. В результате у ряда наций появилась устойчивая и заметная черта психического склада. То есть теперь мы имеем дело уже с особенностями национального характера. И раз так, то швед или русский – он и в Африке поведет себя примерно как финн. Будучи раз приобретённой, черта национального характера не исчезнет от экскурсий и временных погружений в среду других наций. К тому же в той кузнице, где боги выковывают национальные характеры, не принимают заказов от политических партий, религиозных иерархий и вождей, какими бы «крутыми» они ни были. Национальный характер может быть самым консервативным, самым устойчивым из четырех существенных признаков нации: 1)язык, 2)территория, 3)общность экономической жизни, 4)психический склад. Отсюда – важнейший вывод. Он такой же, как и в публикации «О матершинной этнографии в Подмосковье». Отрицательные, нежелательные черты национального характера могут быть нейтрализованы, но только в случае опоры на другие черты того же самого национального характера. Так, тенденции к матершинному оскотиниванию в речи можно противопоставить выработанные тем же самым национальным русским характером ситуативные правила употребления ругательств. Любое иное «культуртрегерство» не принесет в этой сфере никакого результата. Аналогично со склонностью к пьянству и алкоголизму.

Другими словами: если нация хочет спиться, то она сопьется! Сопьется независимо от «сухих» или «мокрых» законов, от политиков, от вождей. Если нации угодно спиться, то она сумеет нейтрализовать любую помеху этой своей потребности. Мы при Горбачеве потеряли страну, заводы, фабрики, потеряли перспективу развития, потеряли прошлое и будущее. Что же говорят сегодня в гуще народа, что говорят «простые русские мужики» о вожде Горбачеве? – Ему вспоминают какие-то там грузинские и молдавские виноградники! Вот что спивающейся нации жалко!

Угодно ли русским спиться?

Сегодня русская нация разделена на несколько групп: 1)Выпивающие, для которых потребность в алкоголе не стала неодолимой. 2)Большие слои населения, в основном мужского пола, у которых потребность в алкоголе носит характер жизненно важного или неодолимого влечения. 3)Трезвенники или почти трезвенники, в основном женщины.

В этой связи происходящая внутри самой нации борьба против губительной склонности к пьянству принимает как бы феминистическую окраску. И пока так будет продолжаться, таковая борьба не приведет к успеху, и русские сопьются. При сравнении, например, с рядом кавказских народов мы видим, что русская национальная специфика отношений между мужчинами и женщинами предусматривает гораздо более весомое положение женщины в семье и в обществе. В целом – гораздо более весомое! Но не в данном вопросе!

И здесь есть смысл очень внимательно посмотреть на национальную специфику статуса в семье и в обществе русского мужчины. Тут беда в том, что ныне уже мало кто понимает, каковым этот статус был. Мне в детстве еще приходилось наблюдать статус в чисто русской семье моего сверстника, который был единственным мальчиком при шести сестрах. Низенький ростиком, он буквально командовал в том числе и старшими сестрами, которые были вдвое выше его. Например, даже самая старшая сестра спрашивала у него разрешения, чтобы взять конфету из кулька на столе. В первом приближении могло показаться, что речь идет о настоящей тирании со стороны избалованного мальчишки. Но этот «мальчишка», распределяя конфеты между сестрами, сам ни одной конфеты себе не брал! То есть он просто в отсутствие отца и матери исполнял родительские ОБЯЗАННОСТИ. Да, когда-то мужчина в русской семье был очень весомой фигурой!

За последние десятилетия этот статус претерпел серьезные изменения. А национальный характер – остался прежним! Вопреки всему в психике нации по-прежнему четко заложено представление о том, что «быть мужчиной» - почетно! Вот этот рычаг и есть то, что может отвратить наступающую ныне перспективу общенациональной алкогольной катастрофы.

 Например, мы уже дожили до времен, когда какие-то там «солдатские матери» суют свой нос в сугубо мужские вопросы прохождения военной службы. Когда каждый белобилетник мнит себя специалистом по части «искоренения дедовщины» в армии. Когда в самой армии никто не может сформулировать простую истину: не бывает обязанностей без прав и прав без обязанностей! И надо внятно сказать: старослужащие в армии ОБЯЗАНЫ брать на себя больше тягот службы, они обязаны защищать и обучать «молодых». А чтобы эту ОБЯЗАННОСТЬ исполнять, ПРАВ у старослужащих тоже должно быть больше. Если таковой разумный порядок узаконить, если сделать его уставным, то это и будет ударом по неуставным отношениям, по так называемой «дедовщине». Каждый из молодых русских ребят, оторванных от маминых юбок, вполне мог бы именно в армии почувствовать свою весомость в качестве «мужчины».  И если русский паренек таковую весомость почувствует, то будьте уверены: он сам, без специального приказа станет повседневно воспитывать трезвых новобранцев вместо того, чтобы гонять их за водкой.

Как еще фактор «территория» воздействовал на русский национальный характер?

(продолжение в следующем посте)

- к началу серии «Герберт Хан и русский характер» 

Tags: Герберт Хан, Россия, национальная психология, русские, русскость
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments