Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Categories:

Герберт Хан. О гении Европы. Англия. Шекспир стоит всех колоний (продолжение)

    В «Короле Лире» человечность проявилась, когда темные облака прорвались и внезапно стал виден кусочек голубого неба. Этой же человечностью освещено и заполнено последнее из больших произведений Шекспира – «Буря». 

    Вкратце напомним основную нить действия. Миланский герцог Просперо свергнут его братом Антонио. Он потерял власть, уйдя всецело в изучение наук, в особенности в изучение магических рукописей. Ему чудом удалось избежать покушения на свою жизнь, и он с трехлетней дочерью Мирандой спасся на далеком уединенном острове в море. Здесь благодаря своим колдовским искусствам он основал себе новое владение. Ему подчинились стихии, особенно легкий, прозрачный и проворный дух воздуха Ариель и тяжеловатый, неуклюжий, движимый грубыми животными инстинктами Калибан. С тех пор, как Просперо потерял свое миланское герцогство, минуло много лет. Однако, господствуя на острове, он не забыл о совершенной в свое время несправедливости. Он считает, что виновные должны ответить за свою вину, и ждет случая, чтобы это свершилось.

    Такая возможность предоставляется, когда виновные оказываются все вместе на одной свадьбе и при возвращении проплывают мимо уединенного острова Просперо. Просперо своей волшебной властью вызывает бурю, которая выбрасывает на мель корабль с его врагами. Среди них и король Неаполя, вступивший в свое время в сговор с Антонио – неверным братом Просперо. Сын неаполитанского короля Фердинанд никогда врагом не был, но волею судьбы втянут в происходящее. Кроме того, на потерпевшем крушение судне слуга неаполитанского короля Гонсало, а именно его доброте Просперо обязан тем, что в свое время ушел живым и смог добраться до острова.

  

Таким образом, Просперо в результате бури получает в руки целую связку из нитей судеб: нитей, ведущих к ранее совершенной несправедливости, к бывшим благодеяниям, и нитей новых, только начинающихся судеб. Последние представлены в образе королевского сына Фердинанда, которому судьба предначертала стать супругом Миранды.

    Все эти люди и еще ряд других вследствие бури и кораблекрушения внезапно вырваны из своей предыдущей жизни. Они подведены к нулевому рубежу бытия и поставлены перед испытанием их личностей. И тут среди всего плохого и хорошего раскрывается то, что каждая личность из себя значит и чего она стоит. Духи, служащие Просперо, помогают довольно хорошо видеть результаты каждого испытания.

    Однако теперь весьма важно вдуматься в некоторые детали. Прежде всего вопрос, случайно ли и только ли в результате большой несправедливости Просперо потерял свое миланское герцогство. На первый взгляд может показаться, что это стало результатом несправедливости. Вот пред нами мудрый и явно добрый правитель, предающийся ценным исследованиям. А приходит другой, составивший против него заговор, отнявший у него принадлежавшее ему, изгнавший его, и это при том, что тот еще и родной брат. Какая еще может быть более явная несправедливость? Правда, здравомыслящий критик мог бы сказать, что Просперо пренебрег своими прямыми задачами. Правитель страны, герцог все же нужен для того, чтобы править, а не заниматься исследованиями. И может быть, в результате того, что деятельный Антонио подхватил скипетр правления, предотвращена беда. Нельзя отрицать, что и такой аргумент может быть много чем подтвержден. Но это не главное. Шекспир, давая судьбе Просперо развиваться так, как она поначалу развивалась, показывает, что у него были глубинные познания скрытых законов жизни. Было проистекающее, видимо, от старинных мистерий понимание того, что оккультные знания никогда не могут соединяться с внешней властью. Где такое происходит, там по преданию проявляются силы зла и разрушения. Таким образом, Просперо, отдав себя тайным наукам, теряет власть по неписаному, но действующему закону. И в том, что он становится безвластным, заключено даже духовное назидание. С другой стороны, все это не оправдывает способа, каким поступает брат его Антонио, который осуществляет заговор и преследует его. Таким образом, на Антонио объективная вина. 

    Констатируем, что во времена своего герцогства в Милане Просперо повело так, что он должен был отказаться от внешней власти. Но теперь, после бури, происходит нечто новое, удивительное. Перед тем, как встретиться с глазу на глаз с бывшими врагами, Просперо лишает себя тайной силы, с помощью которой он и привел их сюда. Волшебная палочка закапывается, а книга с заклинаниями стихий выбрасывается в поток. Происходит свободный человеческий поступок, значение которого поначалу не ясно. Вот слова, которыми он прощается с подчиненным ему миром стихий.   

                           Вы, духи гор, ручьев, озер, лесов!

                   И вы, что на брегах морских резвитесь,

                   Что гоните Нептуна в час отлива

                   И от него опять потом бежите,

                   Следов не оставляя на песке!

                   Вы, крошки эльфы, что при лунном свете

                   В незримой пляске топчете траву,

                   Которую потом обходят овцы!

                   Вы, по ночам растящие грибы!

                   Вы все, кого зовет вечерний звон

                   К ночным забавам, шалостям и играм!

                   Хотя вы сами не сильны, но все же

                   Лишь с вашей помощью затмил я солнце,

                   Мятежный ветер подчинил себе,

                   В лазурь небес взметнул зеленый вал

                   И разбудил грохочущие громы.

                   Стрелой Юпитера я расщепил

                   Его же гордый дуб, обрушил скалы,

                   С корнями сосны вырвал я и кедры.
                   По моему велению могилы

                   Послушно возвратили мертвецов.

                   Все это я свершил своим искусством.

                   Но ныне собираюсь я отречься

                   От этой разрушительной науки.

                   Хочу лишь музыку небес призвать

                   Чтоб ею исцелить безумцев бедных,

                   А там - сломаю свой волшебный жезл

                   И схороню его в земле. А книги

                   Я утоплю на дне морской пучины,

                   Куда еще не опускался лот. (50)

    Отбросив колдовские средства, Просперо противостоит другим людям просто как их собрат, человек. Если угодно, он отдает себя полностью в их руки. Это следует из эпилога, которым Шекспир заключил драматическое действие. Но если приглядеться ко всему происходящему, то он не столь уж бессилен, как может показаться. Обретая в свое время внутреннюю магическую силу, он должен был утратить силу внешнюю. Но что произойдет, если он сам пожертвует внутренней властью? То, что было природной колдовской силой, превращается теперь в высшую и самую богатую из всех магий, в магию чистой человечности. Здесь не только величие личности, о котором мы говорили в связи с «Я» с большой буквы. Перед нами величие человечности, которая превращается в настоящую социальную созидательную силу там, где освобождается от субъективного мусора и подавляет свои эгоистические стремления. Социальная гениальность оказывается чудодейственной. И если в «Короле Лире» было предугадано что-то от исторически еще не родившегося пролетарского сознания, то «Буря» показывает путь от изолированного «Я» к всеобъемлющему и содержательному будущему «Мы». Глубоко значимым представляется и выбор заглавия – «Буря». Тишина после бури значит больше, нежели затишье перед ней. Из вихря социальных противоречий должна явиться гармония более богатая, нежели всего лишь созвучие древних времен, дарованное небом.

    Не случайно последним примиряющим встречам между людьми, описанными Шекспиром в его «волшебной пьесе», предшествует музыка. Социальная задача будущего – проблема поистине симфоническая. И прелюдия у нее не может быть не музыкальной.

    Шекспиру на удивление хорошо известны силы, делающие человека нравственно дееспособным, он прослеживает их путь до самых глубин. Самым злым врагом оказывается, видимо, не брат Антонио, а неаполитанский король Алонсо. Он и его сын Фердинанд в результате бури и всех ее последствий глубоко страдают. Сын полагает, что отец у него на глазах утонул, а Алонсо считает, что навсегда потерял сына. И вот они перед жилищем Просперо находят друг друга в здравии. Они чувствуют себя так, будто судьба заново подарила их друг другу. Радость и благодарность охватывает обоих и поднимает их над собой. У сына радость является только удовлетворением и углублением его душевности, а у Алонсо радость явно уносит семена ненависти и злобы. Так чистая радость становится нравственно продуктивной.

  Однако юная доброта, исходящая от Просперо, кажется, излучается вокруг и заставляет даже бездельников произносить вдохновенные слова. Тринкуло, названный Шекспиром «паяцем», пробирается к жилищу Просперо со своими сообщниками, и все они вынашивают в своих одурманенных головах коварные намерения, даже планы убийства. В этой ситуации подстрекаемый всевозможными силами зла Тринкуло самым странным образом высказывает истину, которую можно бы назвать «основным социальным законом». Он говорит: «Каждый пусть делает все для других, не беспокоясь о себе».

Примечания переводчика: 50. Цитируемые тексты из «Бури» в переводе Миx. Донского. В.Шекспир, ПСС. Издательство "Искусство", 1960, т. 8

Tags: Англия, Европа, антропософия, национальная психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment