Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Categories:

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Земля становится родной от пения (продолжение)

Герберт Хан. О гении Европы. Финляндия. Земля становится родной от пения. О деяниях и страданиях Вяйнямейнена (продолжение)

           Но сразу же после того, как в руне о сеятеле было упомянуто о пении кукушки, мы в начале следующей же руны слышим кое-что о собственном пении Вяйнямейнена. Здесь, при первом упоминании об этом пении, нам важно узнать, о чем же, собственно, поет великий певец. Скупые намеки, которые делаются, позволяют нам узнать о том, что Вяйнямейнен поет, исходя из «памяти всех времен» и что он раскрывает «происхождение всех вещей». Таким образом, пение его от того, что вложено в него происхождением от воды. Ему еще ведомо, как однажды Гете выразился об Иоганне Себастьяне Бахе, что было на сердце у отца всего и вся, прежде чем тот собрался сотворить мир.
Тут из уст Вяйнямейнена изливается песня в своей первобытной силе, «лаулу» с ее магическим действом. И это помогает ему в состязании с другим знатоком волшебных песен, в состязании с Еукахайненом.

           Но если песня действительно дойдет до земли, если она соединится с людьми, с сыновьями и с дочерьми Калевалы, то и на Вяйнямейнене подтвердится старая истина о том, что песня рождается от страдания. Путь к этому страданию начинается тут же, как только в Вяйнямейнене появляется мысль о женитьбе, иными словами, как только чувства его обращаются к женскому полу. Это желание больше земного характера расставляет первые драматические акценты в его жизни. Он, о котором уже в начале жизненного пути не случайно говорится как о человеке в возрасте, впадает в искушение просить руки у молодой сестры Еукахайнена. Тем самым он губит ее, конечно же, не понимая своей вины. Но вина на нем есть, и она тихо следует за ним в дальнейшем.

       
  Мало чему научившись в результате неудачного и даже трагического первого сватовства, Вяйнямейнен сватается вторично, на сей раз к прелестной дочери хозяйки севера Лоухи. Та в конце концов обещает выйти за него, если он сумеет сделать лодку из «кусков ее веретена». Вяйнямейнен, не подумав, дерзко решает построить такую лодку. Но когда он бодро принялся за работу, злая богиня Хийса направляет топор так, что тот попадает певцу в колено, нанося ему зияющую рану, из которой потоком изливается кровь. И ничем этот поток крови поначалу не удается остановить.

           В этом рассказе следует помнить о языке образов в старинных мифах и сказках. В них веретено всегда является символом темных   желаний и страстей, как бы связанных с укусом скорпиона. Особенно явно оно появляется в этом качестве в немецкой сказке о «Спящей красавице», где одним уколом все переносится в состояние векового сна. С самого начала сокрыто коварство в предложении северной девицы, чтобы Вяйнямейнен построил лодку из веретена. Человеку, перед которым стоит задача высшего божественного пения, изготовление лодки из подобного материала не должно удаться. Мы еще увидим, что при других обстоятельствах ему удастся создать удивительное судно. Теперь же ему придется носить в себе боль, вызванную в нем, мудрейшем, тем, что его обманула северная дева. Кровь все больше изливается мощным потоком, так что певцу приходится решиться на то, чтобы воспользоваться помощью старика, сведущего в волшебстве.

           И опять же сокрытая мудрость заключена в том, как этот старик, сведущий в волшебстве, приступает к лечению. В Калевиде Вяйнямейнене он узнает человека, воплотившего в себе кое-что от человека будущих времен, от того человека, которого вообще нельзя вылечить, если он сам не совершит существенную часть процесса лечения. И сведущий в волшебстве обещает помочь Вяйнямейнену, если тот вначале откроет ему великую тайну, сокрытую для него самого – слово о появлении железа.

           Именно железная субстанция и истекает вместе с кровью из тела Вяйнямейнена. Рассказывая о происхождении и тем самым о сути железа, певец в то же время постигает и причину своей беды. И Вяйнямейнен тут же следует совету старика, сведущего в волшебстве, – поет ту руну о железе, в которой говорится, с одной стороны, о космическом происхождении железа, а с другой стороны, о трагических злоупотреблениях этим металлом, особенно важным для земных дел, из-за вмешательства злых сил, вмешательства Хийсы. В ходе дальнейшего изложения мы подробнее поговорим о содержании руны о железе в связи с другим основным мотивом. Здесь же будем иметь в виду, что Вяйнямейнен, рассказывая об истории и судьбе железа, интересным образом и как бы автобиографично касается и того, что случилось с ним самим. Он описывает вмешательство Хийсы, и таким образом ему становятся ясны  события, которые на самом –то деле и привели к ранению.

           И в этом терапевтический секрет большого значения, и поныне являющийся важнейшей основой любого исцеления.

           Когда сведущий в волшебстве старик услышал о происхождении железа, он принялся за изготовление целебной мази, составленной из множества добротных веществ, взятых у природы. Перед этим он уже остановил кровотечение у Вяйнямейнена  действенным заклинанием. И теперь он приступает к тому, чтобы закрыть все еще зияющую рану, нанеся на нее мазь. При этом он ведет себя так же, как вел себя и Вяйнямейнен, когда рассеивал семена: он не воспринимает себя в качестве действующего лица, а понимает, что через все, что им делается, вершится божественная воля. И он говорит:


Не с своей иду я плотью,
Во плоти творца иду я;
Не своей стремлюся силой,
Силой мощного стремлюся;
Не мои уста здесь молвят,
Молвлю вышнего устами;
И в моих устах есть милость,
Но уста творца богаче;
И в моей руке есть прелесть,
Но рука творца прекрасней.

Еще некоторые действия предпринимаются после высказывания этих слов, в том числе и такие, что боль Вяйнямейнена заточается в камень. И вот певец может в конце концов почувствовать великое благо исцеления. Исполненный благодарностью, простирает он руки к Юмале. Теперь ему совершенно ясно, почему он потерпел неудачу с постройкой лодки и отчего так много бед: ведь он начал все это по собственному тщеславию и не почувствовал, как в случае с посевом, что руками его водит создатель. И он обращается к сыновьям Калевалы, к тем, которые еще только будут:


Ты, народ, что после будешь,
Племя, что потом возникнешь!
Челнока на спор не делай,
Лодку выгнуть не похвастай:
Только бог кончает дело,
Лишь творец конец дарует;
Без него герои слабы,
Руки сильного бессильны!
Tags: Европа, Финляндия, антропософия, национальная психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment