Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Categories:

Реферат по истории РФ и по тому, как РФ в эту историю влипла.

Привожу текст ещё одного реферата, написанного недавно в одной из школ при моём и родителей соучастии.

 

Начало реформам девяностых годов в России было положено решениями июньского 1987 года Пленума ЦК КПСС. До этого пленума в СССР господствовало социалистическое плановое хозяйство. Заводы, фабрики, земля, другие средства производства принадлежали в основном всему обществу в лице государства. Государство планировало, сколько и чего должно быть произведено. Оно же, государство, устанавливало цены на произведенную продукцию, или же устанавливало правила ценообразования. Господство единой государственной монополии позволяло быстро перераспределять силы и средства на решающие направления научно-технического прогресса, на решение тех задач, которые были для общества наиболее актуальными. Например, приоритетом СССР была безопасность в ядерном мире. Поэтому Советский Союз хотя и был всегда, с момента своего появления, экономически значительно слабее США, но за счет сосредоточения сил и средств поддерживал ядерный и военный паритет, считался сверхдержавой. Другим приоритетом была, например, общедоступность цен на хлебобулочные изделия. Ведь СССР возник на месте Российской империи, в которой из-за климатических особенностей территории в течение всей истории каждые три-пять лет случались голода, в том числе с миллионами смертей от голода и связанных с ним болезней. Такие «голодовки» продолжались на территории нашей страны от первых веков ее существования и до 1947 года. Только к этому времени проблема массовых смертей от голодов была снята за счет механизации и коллективизации сельского хозяйства. Вот почему в СССР государство всячески дотировало производство зерна и устанавливало минимальные цены на хлеб.

В шестидесятые и семидесятые годы проявилось снижение темпов роста в экономике СССР. Дело в том, что в этот период общество стало меньше маневрировать своими силами и средствами, меньше сосредоточивать их на решающих направлениях промышленности, науки и техники. Усилились тенденции к уравниловке в подходе к отраслям передовым и традиционным. Упала оплата квалифицированного труда. Например, в 1940 году в промышленности СССР  больше всех зарабатывали инженерно-технические работники – 696 рублей в месяц. За ними с очень большим отрывом следовали администраторы (служащие) со средним месячным заработком в 360 рублей. Средняя месячная зарплата рабочего составляла 324 рубля. А в 1984 году соотношение было уже совсем иным: На первом месте по зарплате в промышленности уже были администраторы (служащие) с показателем 220 рублей в месяц. «Получка» рабочих составила 205 рублей в месяц. А ИТР оказались оттесненными на третье место с результатом 160 рублей. В таком же положении оказались и крупные отряды советской интеллигенции: учителя, врачи и так далее.

Чтобы преодолеть «застой», в СССР в 1985 году была выдвинута программа «ускорения социально-экономического развития». Имелось в виду возвращение к принципу активного маневрирования силами и средствами. Конкретно имелось в виду  «перераспределение сил и средств в машиностроение». Под «машиностроением» тогда понимались прежде всего передовые высокотехнологичные отрасли, например, электроника, компьютеры и так далее. Однако программа перестройки от 1985 года не нашла поддержки в обществе. Большинство не захотело напряжений, связанных с реальным ускорением и модернизацией страны. Ведь перераспределение средств в одни отрасли означало бы их недораспределение в другие. А никто не был согласен, чтобы ему чего-то не «додали». Вот почему в 1986 и в первой половине 1987 года вместо практических мер по модернизации принялись искать некий «новый экономический механизм», который будто бы способен сам собой всех заинтересовать и все ускорить. Такой «механизм» увидели в полной хозяйственной самостоятельности отдельных предприятий. И даже внутри предприятий захотели иметь совершенно обособленные и самостоятельные «кооперативы». Как уже сказано, такой «механизм ускорения» был провозглашен в июне 1987 года на Пленуме ЦК КПСС и узаконен специальными законами «О предприятии» и о кооперативах. Все это подавалось как «возвращение к ленинским принципам». Хотя В.И.Ленин прямо писал в работе «О демократизме и социалистическом характере советской власти»: «величайшим искажением основных начал советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной профессии или отдельной фабрики на их особое производство, либо их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти». Но тем, кто вспоминал о настоящих ленинских положениях,  говорили, будто Ленин в конце жизни отказался от своих основных взглядов.

Реализация решений июньского 1987 года Пленума ЦК КПСС сразу же привела к взрыву так называемого «группового эгоизма» предприятий и кооперативов. Все стали усиленно повышать себе зарплату и задирать цены на свою продукцию. При этом в выигрыше оказывались предприятия, стоявшие на конце технологических цепочек. Например, в Новгороде в «новых» условиях стал процветать завод «Квант», потому что он производил окончательную сборку цветных телевизоров, шедших тогда нарасхват. А, например, производители конденсаторов, резисторов и прочих нужных для телевизора вещей оказывались в полной зависимости от «Кванта». Если же приглядеться, то даже и на предприятиях конечной сборки сама функция оптовой продажи изделий была отдана так называемым «торгово-закупочным кооперативам». Они-то и наживались от «радикальной экономической реформы». В целом же уже к 1990 году обозначился почти полный паралич экономики. Появились очереди за самым необходимым. Например, женщинам приходилось с ночи занимать очередь за молоком для детей. Страна встала перед реальной перспективой не «проблем с меню», а настоящего голода.

Курс, провозглашенный КПСС в июне 1987 года, прямо указывал, что богатство надо искать не в объединении территорий, земель, заводов, фабрик и отраслей, а в их разъединении, в их разделе, в повсеместной дележке. Соответственно это сразу же вызвало настоящий взрыв противоречий прежде всего между разными нациями и территориями. Произошли кровавые события в Закавказье, в Приднестровье, в Средней Азии. Началась настоящая война между советскими республиками Арменией и Азербайджаном.

И хотя весной 1991 года большинство советских граждан проголосовало на референдуме за сохранение СССР, но логика взятого в 1987 году курса на дележку оказалась сильнее, и СССР  распался в год проведения референдума о своем «долголетии».

После этого реформы в России продолжались в прежнем направлении – раздела бывшей крупной социалистической собственности. Были и отличия от КПСС времен горбачевской перестройки. КПСС в основном пыталась организовать дележку так, чтобы большая часть средств производства досталась так называемым «трудовым коллективам» и артелям, которых назвали «кооперативами». Но, как сказано, «кооперативы» и «трудовые коллективы» уже показали свой «групповой эгоизм» и доказали свою полную неспособность придти к какой-нибудь жизнеспособной экономической модели. В обстановке полной разрухи и угрозы голода сразу после перестройки правительство демократов в отделившейся от СССР России стремилось достичь трех целей: 1)Главное - как можно быстрее раздать средства производства и превратить «бесхозную» собственность в собственность частную (считалось, что так якобы можно «реставрировать капитализм»). 2)Преодолеть доставшийся от популизма КПСС нависший над экономикой огромный «денежный козырек», когда денег у населения было намного больше, чем их заработано. Для этого правительству реформаторов пришлось пойти на болезненное разовое «отпускание» цен, которые немедленно взлетели на несколько порядков и пресекли иждивенческо-потребительский зуд, характерный для низкоквалифицированных слоев и вообще всех граждан позднего социалистического общества. 3)При разделе собственности соблюсти некоторую социальную справедливость, «делить по справедливости», что якобы достигалось путем выдачи ваучеров и их обмена на акции предприятий, большей частью уже разорившихся в период перестройки.

Сопротивление части общества  этим мерам привело и к политическим реформам. В октябре 1993 года в столице произошли кровавые события, в ходе которых российская армия на виду у всего мира расстреляла из танковых пушек парламент своей собственной страны. После этого сложившуюся в России структуру власти пришлось полностью изменить, страна стала «президентской республикой». Однако это не остановило и не могло остановить дальнейшее обострение противоречий, вызванных самой концепцией раздела, в сфере межнациональных и межтерриториальных противоречий. Первая чеченская война привела к военному поражению Российской Федерации и к образованию на территории РФ анархистского государства «Ичкерия». В «Ичкерии» принцип дележки  был доведен до его полного логического завершения. Некогда существовавшая на этой территории развитая нефтяная отрасль стала по сути трубой с подведенными к ней семейными краниками. Отрасль нефтепереработки превратилась в своеобразное кустарное самогоноварение. Не в силах прокормить свое население, анархистское государство «Ичкерия» стало искать выхода во внешней экспансии и напало на Дагестан. Началась «вторая чеченская война».

Все это происходило на фоне неуклонного всероссийского распада научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро, научных центров, заводов, фабрик, колхозов и совхозов. Все связанное с реальным производством устремилось в сферы торговли и спекуляций в чисто финансовой сфере. Особый простор для спекуляций открывали различные «чековые инвестиционные фонды», «энергозачеты», а также вводившиеся для оборонных предприятий «казначейские налоговые освобождения». Особенно был заметным переток сил и средств из производства в торговлю. Так, крупный «Научно(!) – исследовательский(!) – технологический(!) - институт(!)» быстро превратился в базарные площади.

Правительство стремилось компенсировать экономическую разруху в промышленности и в сельском хозяйстве активным выпрашиванием кредитов за границей. На некоторое время это позволяло смягчить социальные последствия, закупить за границей продовольствие и многое другое, даже создать видимость некоторого повышения уровня жизни в связи с приобретением населением разных «видиков», «сникерсов», «стрингов» и прочего импорта. Но к лету 1998 года политика автономного от экономики существования финансов закономерно привела к банкротству государства и к его отказу от выполнения своих обязательств, что было названо для успокоения мало кому понятным английским словом «дефолт».

После «дефолтного» падения кабинета Кириенко в России все кабинеты министров от Примаковского до Путинского уже не делали вида, будто они намерены «модернизировать» или «реформировать» страну по какому-то умному плану. Они просто реагировали на обстановку. И это отсутствие реформаторских амбиций оказалось тем, что и требовалось России в тот период. В результате к настоящему времени Российскому государству удалось сохранить контроль за ключевыми экспортными отраслями. В основном они контролируются акционерными обществами с решающим участием государства в их уставном капитале («Газпром», «Роснефть» и другие). Аналогичное положение сложилось и в финансовой сфере, которая в основном «покрывается» такими государственными гигантами, как «Сбербанк», «ВТБ», «государственная корпорация «Внешэкономбанк»»… .

Достигнутая в результате стабилизация позволила руководству страны вновь заговорить о перспективных планах. Президент Медведев одно время принялся часто употреблять слово «модернизация». Как и при Горбачеве, это сразу же всколыхнуло любителей поживиться за счёт делёжки государственного пирога. В настоящее время Российская Федерация вплотную подошла к вопросу: повторить ли нацеленную на делёжку «перестройку» и развалить ли вслед за СССР также и РФ, или же признать, что операция деления обратна умножению, что путем раздела общественных богатств самого по себе богатства не прибавится, а только убавится. А чего добавится наверняка, так это межнациональной резни, стычек и убийств наподобие происшедших недавно в городе Москве. Наверняка добавится также конфликтов с соседями наподобие недавней газовой войны с Белоруссией. И прибавится раскол России по различным территориальным аспектам. Ведь если и впрямь следовать лозунгам, с которыми в придуманный в пику 7 ноября какой-то там день «народного единства» шествовали по всей Москве толпы людей, то что получится? Если «Россия для русских, Москва для москвичей», то что отсюда следует? - Отсюда следует, что Сибирь для сибиряков, Калининград для калининградцев, Дальний Восток для дальневосточников, не говоря уже о том, что Удмуртия для удмуртов…

Первой многонациональной страной, которая встала на путь раздела социалистической собственности, была Югославия. Поэтому путь, по которому идёт Россия, можно назвать югославизацией всей страны.

 

Tags: РФ, Россия, капитализм, образование, реформы, социализм, школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments