Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Симфония марша.

Марш – дело мужское, грубое, жёсткое, сработанное топором. А в симфонии не обойтись без инструментов ювелира. Но есть один Марш. Может быть, он один только и есть…

Я сам из тех поколений, которые увлекались жёстким стилем Высоцкого в его песнях о войне. «Всем живым ощутимая польза от тел – как прикрытье, используем павших». Это волновало. Моих сверстников. Меня. А вот людей, прошедших войну, это не трогало. Они это словно и не слышали! Не хотели слышать!

Почему военное поколение не приняло песен Высоцкого? – Ответ пришёл только с годами, с опытом, с испытаниями. Только теперь мне всё до смешного понятно: На настоящей войне люди не поют о войне! Они поют о девушках, о женщинах, о платочках, о печурках и ещё чёрт знает о чём, к войне мало относящемся. И если вдуматься, то так и должно быть. Когда адреналина и так переизбыток, то требуется успокоительное. Это пацанам, не нюхавшим пороха, хочется петь «в бою мною «мессер» сбит, я делал с ним, что хотел». Людям, реально сбивавшим «мессеры» (или позднее «фантомы», с которых в тебя летели «шрайки» и «стандард-армы»), - таким людям воинственный пафос поэтов-белобилетников уже не казался столь уж величественным.

Но есть ОДНА военная мелодия… В том, что она военная, трудно усомниться. Ибо речь идёт о военном марше. Её пытались превратить в песню. Но странное дело: самые блестящие, самые высокохудожественные, самые поэтические словесные интерпретации этой великой мелодии только снижали насыщенность музыкальных образов. Видимо, этот марш вообще не может быть интерпретирован в стихах. Ведь любая интерпретация – это ограничение. Слова – это всё-таки вторая сигнальная система. А у этого марша – много сигнальных систем!

В Богодуховской «учебке» под Харьковом обучали личный состав сбивать «фантомы». В столовую там ходили исключительно под звуки духового оркестра. И наступал День, когда исполнялся этот Марш. Это было ровно за сто дней до Приказа (очередного приказа об увольнении отслуживших срочную службу). В следующий раз Марш исполнялся за девяносто дней до Приказа, за восемьдесят дней, за семьдесят… Последние десять дней он исполнялся ежедневно! И для очень многих это было реальным стимулом поторопиться на прохождение, от которого обычно все отлынивали при любой возможности. А в такт великому Маршу по плацу пройтись всем хотелось.

 

Почему «Прощание славянки» стало событием для множества мужчин нашей страны? Что такого есть именно в этом марше, что так выделяет его? Что ставит его вровень с симфониями Бетховена? Да, этим своим шедевром рязанец Агапкин – такой же классик, как и Бетховен!

Марш – дело мужское, грубое, жёсткое, сработанное топором. Но есть один Марш, который вышел за пределы всего этого. Он удивительным образом соединил в себе суровость марша  с тем мягким и лирическим настроением, которое характерно для людей, прошедших настоящие трудности, настоящие испытания, настоящую войну.

Любые словесные оформления этой мелодии снизят её значимость. Любые визуальные сопровождения нагрузят её ненужной конкретикой. Поэтому помещаю здесь к Дню Победы просто мелодию в исполнении оркестра Министерства Обороны,  дирижер Н.Сергеев.

Tags: День Победы, СССР, война, история, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments