Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Categories:

Лекция о марксизме № 3. Капитализм. «Депрессивная» агония.

Я предвижу «смех в зале». В своем марксистском догматизме я закостенел настолько, что заявляю: 1)капитализм не в состоянии производить электрооборудование, 2)при капитализме не может быть приборостроения, 3)а тем более при капитализме не может быть производства компьютеров и 4)вообще электронной промышленности. Почему? Потому что капиталистический способ производства слишком примитивен для такой техники!

И пока почтенная публика потешается над моим догматизмом, я достаю из моей книги «Кардиограмма капитализма» (www.maestrastudiorum.ru/Electric.html ) график, составленный мною по приложениям к докладам президентов США Джорджа Буша и Барака Обамы. Правда, раньше в книге  все заканчивалось на 2006 годе. Теперь все линии продолжены с учетом последнего отчета президента США Барака Обамы конгрессу США. Представлена картина на 31 декабря 2008 года. В докладах президентов США Конгрессу статданные всегда необходимо заканчиваются на третьем квартале прошедшего года. Последний доклад был в начале 2010 года. Следовательно, картина по полным годам проясняется за период до 1 января 2009 года. (Так что корректные сопоставления возможны только с таким запозданием).  Соответствующие дополнения внесены мною и в другие графики, имеющиеся в «Кардиограмме капитализма».  Что же показывает нам график прибылей в целом в обрабатывающей промышленности в США и на его фоне – в отраслях «электрооборудование и приборостроение» и «компьютеры и электроника»? По последним двум позициям линия стартует от 1998 года, так как до этого времени американская общенациональная статистика от публикации соответствующих данных воздерживалась. Очевидно, не случайно.

 

Дело в том, что и отрасли компьютеров и электроники, и отрасли электрооборудования и приборостроения практически не приносят прибыли и просто напрашиваются к отнесению их к числу «планово-убыточных». При общих с 1959 года колебаниях возле нулевой отметки отрасль «электрооборудование и приборостроение»  даже в период общего бума в 2005 и в 2006 годах работала в убыток. В 2007 году она продолжила работать в убыток. В 2008 году поставила рекорд убыточности – 4,1 миллиарда долларов. Конечно, такие убытки ничто в сравнении с показателями более современной отрасли – отрасли компьютеров и электроники. Здесь рекорд убыточности превышает «достижения» электрооборудования и приборостроения почти в двенадцать раз. В 2001 году отрасль компьютеры и электроника «порадовала» убыточностью в размере 48,5 миллиарда долларов. В целом же сфера «компьютеры и электроника» за недолгие одиннадцать лет статистической жизни была планово-убыточной пять лет: в 1999, 2001, 2002, 2003, 2004 годах, а в остальные годы приносила небольшую прибыль. Всего за одиннадцать лет прибыли от компьютеров и электроники было получено 41,4 миллиарда долларов, а убытков от компьютеров и электроники – 110,8 миллиардов долларов.

Но если нет прибыли, то нет и никакого капиталистического производства!

То есть исследование прибылей в предложенном здесь разрезе неминуемо приводит к выводу о существовании в экономике США как бы «социалистического сегмента» на неприбыльных, но решающих направлениях научно-технического прогресса.

Тут нас вполне может осенить: Почему уже который год подряд все говорят о «кризисе»? Почему так долго о нем говорят? Обычный капиталистический циклический кризис (он же «депрессия») продолжается несколько месяцев. Так было в 2001 и в 1992 годах. Может быть, переживаемый ныне кризис характерен какой-то особенной ГЛУБИНОЙ спада? – Наоборот! Важнейший для циклического спада показатель – это падение нормы прибыли. Для разъяснения этого тезиса и самого понятия «норма прибыли» нужна еще одна лекция. Желающих вникнуть серьезно отсылаю опять же к «Кардиограмме капитализма». А здесь для простоты и краткости приведу еще один график из «Кардиограммы» и попрошу обратить внимание на самую нижнюю кривую - «отношение прибылей к объемам продаж». Этот показатель не марксистский, но он очень близкий по значениям к понятию «норма прибыли». Он хорош еще и тем, что дается в докладах президентов США ежегодно в «готовом виде». Поэтому я вправе условно сказать так: важнейший показатель глубины циклического кризиса – степень падения индекса «отношение прибылей к объемам продаж». Что же мы видим на графике? Мы видим, что в 1992 и в 2001 годах индекс падал до значения всего лишь в 0,8%. А в 2008 году, когда все заголосили о новой «великой депрессии», снижение индекса хотя и заметно, но все же речь идет о 4,2 процентах.

Что же такого ужасного случилось в 2008 году, и почему  и поныне все говорят о «депрессии»? Откуда такой шум, если по глубине кризис не самый острый?

Ответ – в открытом нами секрете существования передовых отраслей в организме капиталистического общества. Этот передовой сегмент существует за счет перераспределения в него средств, получаемых: 1)в виде налогов, 2)от участия государственной банковской системы в ссудно-ростовщической деятельности, 3)от вывоза капитала.

Специфика нынешней «депрессии» в том, что наступил момент иссякания вышеуказанных трех источников капиталистического технологического благополучия.

Вот этот факт нынешние «экономисты» всячески маскируют. Они морочат головы россказнями о «деривативах», о «кредитных пузырях». Выдумывают некую «теорию конечного потребления». Пытаются скрыть неверность своих оценок, заменяя научное марксистское понятие меновой стоимости взятым у игроков на рынках валют и акций резиновым понятием Purchasing power parity (PPP) или Buying power parity - «паритет покупательной способности» (Хазин). Даже просто намекают на некий коварный «план» или «сценарий» этой «депрессии», придуманный некой «мировой закулисой». В целом их «объяснения» настолько детские, что я позволю обобщить их в форме пародии на перевод Корнеем Чуковским одного английского стишка:

Вот дом, который построил Джек!

А вот безнадежный кредит ипотечный,

Который не отдан, но вложен навечно

В дом, который построил Джек!

 

Вот банк ипотечный, в кризис попавший,

(Поспешно, бездумно кредит выдававший) -

Тот безнадежный кредит ипотечный,

Который не отдан, но вложен навечно

В дом, который построил Джек!

 

А вот появляются новые лица,

Тот долг ими куплен - у них он хранится.

Он продан им банком, в кризис попавшим,

(Поспешно, бездумно кредит выдававшим) -

Тот безнадежный кредит ипотечный,

Который не отдан, но вложен навечно

В дом, который построил Джек!

Если такой стишок рассказать ребенку, то есть вероятность, что из его уст прозвучит ГЕНИАЛЬНЫЙ вопрос:

А ПОЧЕМУ Джек не отдал кредит?

И сразу станет понятно, что взрослые запутались. Вопрос ставился о том, ПОЧЕМУ случился кризис. А взрослые дядечки всегда отвечают на вопрос, КАК он случился.

Так почему же грянул этот самый кризис = почему Джек не отдал кредит? Ответ: кризис грянул как очередной циклический кризис по закону обратной пропорции между 1)нормой прибыли с одной стороны и 2)объемами авансируемых капиталов (все равно – промышленных или ссудных, ростовщических!), которые всегда растут как на дрожжах в периоды «бума».  А вот выхода из этого кризиса до сих пор нет  уже по иной причине – по причине износа всей системы капиталистического уклада экономики. Джек не смог и не сможет отдать кредит потому, что он работал, например, программистом в сфере приборостроения. Дотации в эту сферу иссякли. Джеку стало нечем платить зарплату. Ему стало невозможно вернуть кредит. И мало того: либо дотируемая отрасль приборостроения должна исчезнуть, либо должна исчезнуть основанная на прибыли капиталистическая организация народного хозяйства.

Что дает основания говорить об иссякании трех источников прошлого капиталистического технологического благополучия? Что произошло с источниками средств, которые капиталистическое государство получало: 1)в виде налогов, 2)от участия государственной банковской системы в ссудно-ростовщической деятельности, 3)от вывоза капитала?

Применительно к самой мощной капиталистической стране США конкретные основания не просто говорить, а утверждать именно это дает опять же официальная статистика. Она исследована и представлена в «Кардиограмме капитализма». Здесь тезисно:

До конца пятидесятых годов в США господствовала и усиливалась политика перекачек средств в казну от миллиардеров. При Эйзенхауэре она привела к тому, что в казну изымались шесть из десяти долларов корпоративной прибыли, после чего в случае распределения прибыли между собственниками корпораций производилось повторное изъятие до 91 процента от суммы, полученной конкретным капиталистом. Фактически такая налоговая система приближалась к политике ликвидации крупных капиталистов «как класса». Поэтому в дальнейшем налоговое бремя  постепенно ослабевает. Процесс происходит крайне противоречиво. Например, при неоконсерваторе и либерале Рейгане произошло рекордное снижение верхней планки подоходного налога, и это стало притчей во языцех. При этом на задний план ушло то обстоятельство, что период «рейганомики» стал рекордным и по части присвоения государством прибылей от ссудно-ростовщической деятельности. Дело дошло до того, что за счет повышения ставок рефинансирования и иными способами государственные финансовые структуры стали серьезно теснить коммерческие банки и присваивать себе более половины  прибылей, получаемых от кредитно-ссудных операций.

Однако постепенно крупный капитал все же добивался своего. К  началу этого кризиса США подошли с минимальным участием государства в ссудном проценте и с щадящей (по американским, но не по российским!) понятиям системой налогообложения: из прибыли корпораций теперь изымались всего два доллара из десяти. В отношении распределяемой прибыли принцип двойного налогообложения остался, но предполагал уже изъятие «всего» четырех распределенных долларов из десяти. Россиянину, не знакомому с этими реалиями капитализма и привыкшему к стонам из-за жалких тринадцати процентов российского подоходного налога, такие «послабления» в налоговой политике США оценить трудновато. Тем не менее они явились фактом и привели к опустошению казны и к невозможности поддержки и развития крупнейших и передовых сегментов экономики США.

Не порадовали американцев и тенденции в сфере вывоза (экспорта) капиталов. Правда, статистика здесь чрезвычайно запутана, и изобилие всевозможных цифр провоцирует на неверные выводы по объемам «инвестиций» и так далее. Но если вычленить показатель действительно эвристический, действительно важный для выводов, то внимание перестает отвлекаться на нелогичные и неверные сопоставления по объемам капиталов, зато производится сопоставление капиталов по их конечным результатам – то есть по прибыли. И становится очевидным: С конца пятидесятых годов и до восьмидесятых годов двадцатого века США стремительно наращивали экспансию своих капиталов. В результате в массе всех прибылей, получаемых американскими компаниями и самим американским государством, доля прибылей от экспорта капиталов выросла с одной двадцатой до одной трети. Каждый третий «прибыльный» доллар стал создаваться трудом рабочих и инженеров за пределами США! Но в те же восьмидесятые годы тенденция к росту этого показателя прекратилась. В мире наступил период переполнения емкостей, готовых к принятию растекающихся по свету капиталов. И даже попытка мечом проложить дорогу себе и своим корпорациям к нефтеносным полям Ирака не привела к росту значимости поступлений в США из-за границы.

Более того, США из страны, экспортирующей капитал, стали все быстрее превращаться в его импортера, причем в основном импортировался капитал не промышленный, а ростовщический, приобретавший облигации государственного займа США. К началу кризиса соотношение было таким: Если США получали из-за границы прибыль в размере 6 единиц, то одновременно они же отдавали заграничным капиталистам прибыль на 4 единицы. Причем общая тенденция указывала на стремительный и катастрофический рост второго показателя.

Последнее сопоставление не просто эвристическое. Оно из тех, которые дают основание для очень серьезных прогнозов. Но прежде нужно освободиться от некоторых наивных заблуждений относительно того, будто американцам ничего не стоит решить все проблемы при помощи «станка, печатающего доллары». И сам по себе этот «станок» не мешает представить себе нагляднее. Ведь при нынешнем распространении безналичных платежей, электронных банковских карт и цифровых платежных систем «налички» требуется не так уж и много. В числитель известной формулы «сумма платежей деленная на скорость оборота»  теперь требуется ввести немаловажное для «монетных дворов» и для «печатных станков» уточнение: «минус суммы, обращающиеся в виде безналичных перечислений, платежей по электронным картам и цифровых денег». Так что для эмиссии уже важно не столько «напечатать деньги», сколько  просто ЗАПИСАТЬ их на счетах государственного банка – сама по себе операция минутная. США до сих пор воздерживались от таких записей по очень простой экономической причине, уже показанной выше: объем получаемых из-за границы прибылей все же превышал объем процентных платежей заграничным держателям американских финансовых и других обязательств. Вопреки общераспространенным мнениям, американцы пока не занимались простым выпуском денежных бумажек с целью «расплатиться» с иностранными партнёрами. Они просто продавали облигации своего займа, исправно платили по ним проценты и выкупали их в срок, что позволяло в каждый данный момент аккумулировать необходимые реальные финансовые средства, в том числе и от таких «вкладчиков», как Россия. Однако отмеченные тенденции однозначно свидетельствуют: причин воздерживаться от инфляционных покушений на «честь» своей валюты у администрации США все меньше, а инфляционный зуд все нарастает и становится неодолимым.

              Обобщения: Известная из марксистских учебников общая историческая тенденция нормы прибыли к понижению всегда была предметом споров и спекуляций. Внятно марксисты (то есть, как нам стало ясно из предыдущей лекции, не марксисты, а катедеры) показать эту тенденцию во второй половине двадцатого века не смогли. Но не потому, что тенденция не существовала. Просто в катедерско-марксистских источниках этого периода само понятие времени и истории трактовалось слишком буквально – как течение времени по годам. Но на соответствующих графиках норма прибыли выделывала весьма затейливые выкрутасы, и только при очень уж внимательном взгляде и при большом желании можно было высмотреть общую тенденцию к понижению со второй половины двадцатого века.

Дело, однако, меняется, если понимать время еще и как процесс смены технологий, как последовательность технологических эпох. При таком подходе изучение все той же нормы прибыли в отраслевом разрезе привело нас к выводам потрясающим. К каким?

Выводы:  Мир стоит перед дилеммой: либо окончательно обуздать стихийность социально-экономического развития и провести модернизацию всего общественно-экономического уклада, заменить стихийную погоню за прибылями системой рационалистических, гуманистических целеустановок – либо уничтожить крупные передовые производства.

Со вторым путём мы хорошо знакомы. Мы его проходили в период от июня 1987 года.

А первый путь был теоретически обоснован марксизмом ещё в 19 веке. Об этом пути есть смысл поговорить подробнее в отдельной лекции.

 

Tags: США, депрессия, капитализм, кризис, марксизм, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →