Владимир Матвеевич Сидоров (valentin_aleksy) wrote,
Владимир Матвеевич Сидоров
valentin_aleksy

Category:

Пятая лекция о марксизме. Социализм. Преображение мира.

Начну с конкретного примера. Речь пойдет об эпизоде нашей истории хотя и восстановленном в 1992 году благодаря профессору Петру Владимировичу Акульшину, но все-таки остающемуся почти что тайной. Речь пойдет о «Сталинской экологической революции». 20 октября 1948 года было принято Постановление Совмина СССР и ЦК ВКП(б). Это было постановление о реализации проектов скончавшегося в 1903 году великого русского ученого В.В.Докучаева – автора книги «Наши степи прежде и теперь». Для борьбы с засухой и для спасения почв было решено: 1)создать до 1965 года восемь государственных лесополос в 16 областях страны общей протяженностью 5 тысяч километров; 2)создать значительный массив местных лесополос; 3)создать 45 тысяч прудов; 4)организовать лесные питомники; 5)организовать обучение специалистов по посадке, разведению, содержанию и охране лесов и водоемов; 6)внедрить механизацию в сферу лесопосадочных работ. На этом экологические планы Сталина, однако, не заканчивались.

 

В мае 1949 года – в самый разгар Берлинского кризиса! – появилось постановление Совмина СССР о борьбе против загрязнения атмосферного воздуха и об улучшении санитарно-гигиенических условий в населенных местах. Это постановление: 1)строго запрещало строить либо восстанавливать промышленные предприятия без очистных сооружений; 2)вводило в технических вузах обязательные курсы по проблемам охраны окружающей среды; 3)утверждало программу выпуска контрольно-измерительной аппаратуры для наблюдения за состоянием окружающей среды;  4)предписывало госсанинспекциям систематически собирать и публиковать материалы о промышленных выбросах в атмосферу.

Эти постановления запускали гигантские механизмы в сфере экономики, в социальной жизни. Например, только в течение четырех лет после  1948  года план лесопосадок, рассчитанный на семнадцать лет вперед, был уже выполнен на треть. В газетах того времени борьбу с эрозией почв и с засухой стали называть «священным делом». Пропаганда сравнивала продвижение государственных лесополос со «сталинскими ударами» 1944 года. При этом, однако, авторство проекта Сталину не приписывалось, а говорилось именно о великом почвоведе Докучаеве. К проекту были подключены гигантские трудовые ресурсы. Лично я свои первые заработанные рубли получил именно на посадке соснового леса, когда был еще учеником начальной школы.

Чем этот пример характерен, если посмотреть на него с сугубо «экономической» точки зрения?

Он характерен прежде всего своей неприбыльностью. Если угодно, то «убыточностью». Никакой прибыли от посадки лесов никто получить не мог! Этот проект – вообще вне сферы отношений рыночного, товарного обмена. В этом проекте никто никаких товаров (продуктов труда, вступающих в обмен – см. лекцию № 4) не создавал, не становился их собственником и не обменивал.

Но если отбросить сугубо «экономический» микроскоп, если с высоты нашего времени посмотреть в бинокль на этот проект, то выяснится: нет и не было проекта более доходного, более «экономичного», чем эта «сталинская экологическая революция»! Хотя и не доведенная до конца, она тем не менее стала одной из мер по изменению геоисторических (географо-исторических) характеристик страны. Какими БЫЛИ эти геоисторические характеристики?

Отвечая на этот вопрос, мы поймем, почему именно в России произошла «социалистическая революция», зачем России потребовался социализм, почему наша крестьянская страна захотела вдруг пойти по пути пролетарской революции.

Вот две главных геоисторических характеристики России в течение столетий и до середины 20 века. Первая характеристика: Страна преимущественно земледельцев, крестьян, сельских жителей. Вторая характеристика: Речь идет о стране, расположенной преимущественно в зоне крайне рискованного земледелия.

А если проще, то речь идёт о стране ГОЛОДОВ. И тут затруднение в том, что «сытый голодного не разумеет». В подтверждение тезису о стране голодов есть огромный статистический материал. Наиболее важные показатели я собрал и разместил вот тут: www.vsidorov.ru/national%20psychology.html в работе «Особенности русской национальной демократии». Но что скажет статистика людям сытым? Есть вещи, которые нельзя понять сугубо информационным путём. И поэтому я прошу обратить внимание на судьбу Алексея Иннокентьевича из моего поста «Человек - История». Я прошу понять, что веду речь не о лечебных голодовках. Не о проблеме выбора меню. Не о качестве и не о калорийности пищи. Я веду речь о столетиями существовавшей необходимости, заставлявшей матерей отправлять детей из дома по причине невозможности их прокормить и неизбежности их смерти от голода в случае, если бы они дома остались. С такой необходимостью наша страна жила до середины 20 века практически ВСЕГДА, все годы своей истории. Просто в одни годы бедствие охватывало одни сельские общины, одни регионы. В другие годы речь шла о других сельских общинах, о других регионах. В одни годы пораженных регионов и общин было поменьше. В другие – больше. И раз в пять-десять лет дело доходило до общенационального бедствия. В России после 1907 года специалисты фиксировали как стратегическую проблему неготовность к военной службе призывников, которые были младенцами в страшную для России голодовку 1891-1892 годов. Голода с миллионами смертей были в 1901, 1905, 1906, 1907, 1908, 1911 и 1912 годах.

Критическим для «продовольствования» человека уровень выработки хлеба был в России всегда. Но в крепостнической России с её «голодовками», повторявшимися каждые три-пять лет, производилось на душу населения по 32 пуда хлеба в среднем в год (то есть с учетом и голодных лет, взят период 1800–1854г.г.). В середине 19 века феодально-крепостнический уклад стал интенсивно вытесняться отношениями товарообмена. И показатель выработки хлеба на душу населения упал до 23 пудов на душу населения (с 1855 года по 1916 год включительно). Мало того, рыночная стихия привела: 1)к нараставшему оттоку хлеба за рубеж, 2)к перегону зерна на спирт, 3)к параличу некогда возложенных на помещиков и существовавших при феодально-крепостническом укладе механизмов создания и перераспределения аварийных запасов хлеба для бедствующих общин (сёл, «поместий») и регионов.

Отношения рыночного товарообмена оказались несовместимыми с русским земледелием! Результатом вторжения рыночных отношений в Россию стал крах неслыханный. Так называемая Февральская революция представляла собой всего лишь несколько демонстраций женщин. И уже через пару дней царь и верховный главнокомандующий остался чуть ли не один в пустом вагоне на каком-то железнодорожном тупике под Ригой. Обрушение государственной власти было настолько полным, что властные функции оказались в руках у… «Товарищества по закопке ям». Так называлось некоммерческое объединение питерских заводчиков, которые в условиях войны через данное некоммерческое партнёрство решали вопросы ремонта дорог возле своих предприятий. Разумеется, ни товарищи по закопке ям, ни созданное потом ими эсэровское Временное правительство – никто вообще тогда в России не мог понять ни масштаба, ни причин гигантского тектонического толчка. И вплоть до сегодняшнего дня это мало кто понял. И поныне мы пробавляемся спецжанром из множества книг с разными названиями, которые просятся под один заголовок: «Васиссуалий Лоханкин и его роль в трагедии русской революции». Одна из методологических ошибок ВСЕХ авторов – и «белых», и «красных»! - состоит ныне в том, что они события от февраля 1917 года и до окончания гражданской войны рассматривают разорвано, поэпизодно. Но там практически не было завершенных эпизодов!  Там каждый «эпизод» начинался еще до окончания предыдущего «эпизода», его «сценарий» жестко задавался предыдущими «эпизодами». Подобно тому, как «дефолт» 1998 года был задан в 1987 году двумя факторами: чудовищными решениями июньского пленума бывшей компартии и тем обстоятельством, что в стране в тот момент не оказалось оппозиции этим решениям со стороны коммунистов. Возможности сознательного и свободного поведения человека в такой вот обстановке предопределенности и заданности закономерно чередующихся катаклизмов должны интересовать нас особо, они должны стать частью отдельной лекции о марксистском понимании свободы. С февраля 1917 года стихийные тектонические толчки продолжались и усиливались с неумолимой закономерностью. Летом 1917 года русское крестьянство, ни с кем из политиков не советуясь и ни у кого ни о чём не спрашивая, начало «сгон помещиков с земли». Тем же летом горожане, например, в Петрограде, сами вышли на миллионную(!) вооружённую(!) демонстрацию с лозунгом «Долой министров-капиталистов!». Летом и осенью 1917 года русская армия начала «втыкать штыки в землю». Среди этих гигантских тектонических толчков их смысл и значимость было понять невозможно. Но наиболее близко к пониманию закономерностей катаклизма и выхода из него оказались большевики с их марксистской теорией. Эта теория давала большевикам два серьезных преимущества. Во-первых, тем, что социальные катаклизмы она учила рассматривать не как интриги неких «героев» или «злодеев», а как движение и столкновение больших масс людей. Во-вторых, марксистская теория давала понимание социализма как антипода рыночному товарообмену. А именно несовместимость рыночного товарообмена с геоисторическими характеристиками России заставила русский народ искать иной путь. Какой? – Народ этого не знал. Как мать Алексея Иннокентьевича не знала, что с ним будет, когда отправляла его из дома от верной голодной смерти. Речь шла не о «выборе пути». Речь шла о НЕОБХОДИМОСТИ. О необходимости искать новый путь. И путь был найден! Созидательность социализма проявилась на удивление скоро. Уже в марте 1920 года у большевиков был план ГОЭЛРО, который Сталин назвал «программой партии» (для сравнения: Путину и Медведеву потребовалось почти 10 лет, чтобы подойти не к плану, а только к слову «модернизация»). Сразу после гражданской войны начал реализовываться грандиозный план укрощения рыночной стихии, известный под названием НЭП – «новая экономическая политика».

Распространенная ложь о НЭПе состоит в том, будто он означал возврат к рынку. На самом же деле НЭП – это образец социалистического отношения к рыночной стихии. Рыночную стихию можно уподобить стихии воды (как мы это видим у Сталина в работе «Экономические проблемы построения социализма в СССР» в его рассуждении о плотинах). Вода может затопить и утопить. Но та же самая водная стихия, лишённая СТИХИЙНОСТИ, может вращать колёса мельницы или турбины гидроэлектростанции. Уничтожать нужно не стихию как таковую, а её стихийность. В чем суть НЭПа? Представим себе «рынок» с миллионами продавцов хлеба и одним-единственным покупателем. Представим себе ещё и «рынок» с миллионами покупателей серпов, кос, стальных осей для телег, дёгтя и прочих промышленных изделий. С миллионами таких вот покупателей – и одним-единственным продавцом. Можно ли назвать такой «рынок» рыночным? Можно ли назвать такой обмен товарообменом? Нет, нельзя! Ленин очень настойчиво, повторяясь, буквально втолковывал, что нельзя: «…продукт социалистической фабрики, обмениваемый на крестьянское продовольствие, не есть товар в политико-экономическом смысле, во всяком случае не только товар, уже не товар, перестаёт быть товаром…» (В.И.Ленин. Наказ от СТО (Совета Труда и Обороны) местным советским учреждениям. Проект, 21 мая 1921 года. – ПСС, т. 43, с. 276.).

Освободив экономику от погони за прибылью, укротив рыночную стихию, большевики провели ряд крупномасштабных манёвров производительными силами общества. В результате они изменили геоисторические характеристики России и сняли тысячелетнее проклятие голодовок. Они же добились результата настолько эпохального, что, судя по всему, вся значимость его будет оценена только будущими поколениями – они превратили человечество в космическую цивилизацию. Однако у меня нет намерений рекламировать социализм. Желающим узнать больше о социализме могу рекомендовать интересный и содержательный Журнал [info]ihistorian. Глубокие, серьезные и свежие идеи о нераскрытом потенциале коммунистической формации, о ее многоэтапности излагаются в Журнале [info]markcist . Социалистический строй весьма сложен. И не все задачи ему удалось решить. Во-первых, социализм, сняв вопрос об удовлетворении основных потребностей человека с уровня чисто физического, не справился со стихией появления и распространения потребностей вторичных, связанных с модой, с рекламой и так далее. Вспоминая Маяковского, можно сказать, что после всех побед над фашизмом и над голодом, - после всего этого коммунизм оказался побит … мещанскими канарейками. Во-вторых, социализм запустил стихию в святая святых данной формации – в саму по себе плановость. Напомню эпизод, рассказанный у меня в посте «Как погиб СССР». На совещании по вопросу о распределении средств между аграрниками и военно-промышленным комплексом молодой функционер предложил – внимание! – составить пропорцию из претензий сторон и по этой пропорции поделить средства. И этого юного функционера не отправили лечиться, а ещё и сделали потом генеральным секретарем ЦК КПСС.

Сегодня социализм не нужно ни «защищать», ни рекламировать. Сегодня нужно просто показать его суть. Почему это нужно? – Это нужно потому, что у России прямо по ее нынешнему курсу - новая полоса тектонических катаклизмов, и у России без социализма нет шансов избежать этих катаклизмов либо на худой конец выжить в них. В этой формулировке прошу обратить внимание на слово «избежать». Да, сегодня ситуация с Россией ЛУЧШЕ, чем она была с СССР от июня 1987 года. Сегодня у России еще есть возможность ИЗБЕЖАТЬ полосы катаклизмов. И в таком случае нам придется менять не Россию, а всего лишь нынешний курс России. Такая возможность есть! Она есть благодаря марксизму, благодаря социализму.

Суть социализма состоит как бы из двух частей: 1)Из отрицающей части. Из того, что социализм отбрасывает. 2)Из утверждающей части. В девятнадцатом и в первой половине 20 века было ясно, что социализм отрицает рыночную стихию. Отрицает примерно так же, как это делает государственно-капиталистическая монополия. И было ясно, что социализм утверждает не выгоду горстки капиталистов, а пользу всего народа. Отсюда – самое ёмкое на тот период определение социализма, данное Лениным: «государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа, и постольку переставшая быть капиталистической монополией». Или ещё короче: Социализм – государственная монополия, обращённая на пользу всего народа.

Но теперь мы знаем по меньшей мере ещё о двух стихиях, способных уничтожить и само социалистическое общество. Это 1)стихия формирования и распространения потребностей и 2)особый вид экономической стихии, когда сама плановость начинает следовать стихийному популизму. Отсюда – необходимость в новой формулировке понятия «социализм». В качестве таковой я в рабочем порядке и предлагаю рассмотреть формулу: Социализм – это преодоление стихийности социально-экономического развития на пользу всего народа.

Как и ранее, формулировка состоит из: 1)отрицающей части – назван антоним, указан противник, им является стихийность социально-экономического развития; 2)утверждающей части, обозначающей цель и вектор движения, смысл движения, направление – эта вторая, утверждающая часть, оставлена как у Ленина – «на пользу всего народа». У меня нет особых авторских амбиций, и я даже надеюсь, что формулировка будет либо улучшена, либо полностью заменена лучшей формулировкой. Единственное, на чем я настаиваю, это на созревшей и перезревшей необходимости дискуссии вокруг примерно такой формулировки.

Я же считаю необходимым остановиться далее на вопросе, который наверняка созревает у любого человека, желающего понять марксизм. Если марксизм так нацелен на преодоление стихии, если он всюду и везде нацелен на выдавливание стихийных процессов, то не означает ли это, что марксизм враждебен не только свободной игре стихий, но и вообще свободе? Один из образцов преодоления стихийности – муравейник. Или пчелиный улей. Там стихийность преодолена настолько, что каждому предопределено быть только работником, только солдатом, только особью для продолжения рода и так далее. К этому хотят марксисты привести человеческое общество?

Настало время отбросить катедерские словеса о какой-то там кем-то там созерцательно (глядя на пупок) «осознанной» необходимости и раскрыть истину самого свободолюбивого из учений о свободе – марксистского учения

 

Tags: Россия, СССР, история, ленинизм, марксизм, социализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 111 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →